Вокруг света 1968-05, страница 11

Вокруг света 1968-05, страница 11

зжшшшш

совместить требования добропорядочности, традиционное ремесло портового квартала и полицейские предписания.

Серый дом на тихой городской улице, дверь без претензий. А за дверью — XVII век. Лестница резного дуба ведет наверх. Питер Пауль Рубенс поднимался по ней впереди почтительных учеников, подражавших ему во всем, даже в одежде. По этим залам ходила поутру его жена красавица Изабелла, проверяя, хорошо ли прислуга натерла мебель.

— Вы правильно сделали, что начали смотреть Бельгию с Антверпена, — сказал мне старый служитель музея. — А Антверпен — с этого дома. Без нашего города не было бы Бельгии, а Рубенс впитал в себя его. В его картинах — все мы, со всем плохим и хорошим... Антверпен и Рубенс преуспели, поэтому вам, наверное, больше по вкусу страдания Ван-Гога или меланхолия Брюгге? Но вы забываете, сколько понадобилось любви, чтобы

построить такой город и написать такие полотна.

— Расскажите об антверпен-цах.

— Рассказать нельзя, лучше спрашивайте. Профсоюзные лидеры ответят вам, что антверпенский пролетариат — самый стойкий в Бельгии, а это, уверяю вас, кое-что значит. Деловые люди ответят, что антверпенские бизнесмены — самые напористые в Европе.

Опять неприметная улица, банальный кабинет и скромный сорокалетний человек с любезной улыбкой. Он протягивает мне ладонь, на которой перекатываются колкими капельками сто миллионов. Он представляет мне их уважительно.

— Этот кругленький называется «Двойной бриллиант», этот удлиненный — «Таблица», эти три — «Кабошон».

— А крупные?

— Вот «Маркиза», там — «Звезда» и «Груша».

Каскад переливается из руки в руку. Сто миллионов!

— Такова их стоимость на сегодняшний день. Но если захочет «Де Бирс», которая с филиалами контролирует девяносто процентов алмазного рынка, эти камни падут в цене, как вульгарные нефтяные акции.

— Откуда приходят камни?

— Сырье поступает из Южной Африки. Сам я там не был, но, судя по тому, что рассказывают об алмазных зонах, на совести у моих камней немало жизней.

— Конго было крупным производителем?

— В 1955 году оно давало шестьдесят процентов добычи — двадцать один миллион каратов, два небольших вагона.

— И вы их получали?

Он смеется.

— Все алмазы прежде всего попадают в Лондон, где трест распределяет камни. Я лишь распиливаю их, обтачиваю, шлифую, после чего они поднимаются в цене в десять-двенадцать раз. Вы думаете, Бельгия вывозит в основном железо и сталь? Ошибаетесь. Металлургия дает

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?