Вокруг света 1969-10, страница 60

Вокруг света 1969-10, страница 60

СЭР ГУДВИН, ПОЖИРАТЕЛЬ КОРАБЛЕЙ

▼ со стр. 48

В шестидесятых годах прошлого века адмиралтейство приписало к спасательным станциям Дила несколько паровых буксиров, которые должны были вырывать у «Пожирателя» его жертвы. Такое разумное мероприятие вызвало у частных спасателей Дила недовольство. Еще бы! Мощные колесные буксиры, оборудованные паровыми лебедками, лишали их верного куска хлеба.

17 декабря 1872 года у восточной оконечности Гудвина на мель сел новенький английский пароход «Сорренто». Сел он не намертво, а слегка, лишь зацепив песок носом. Как только это заметили наблюдатели со спасательной станции в Рамсгите, на помощь был послан буксир. Не успели, однако, на буксире развести пары, как из Дила на лошади примчался гонец. Он вручил капитану грозное предупреждение от местной артели спасателей «убираться восвояси подобру-поздорову». Но командир буксира не посчитался с шантажом и направил свой корабль к месту происшествия.

Подойдя к «Сорренто», капитан обнаружил у его борта две суетившиеся шлюпки частных спасателей из Дила. На попавшем в беду пароходе с радостью приняли буксирный трос с прибывшего парохода. Казалось, несколько минут работы на полных оборотах машины, и «Сорренто» сойдет с мели. Но в это время одна из шлюпок Дила устремилась к буксиру. Взмах топора, и натянутый, как струна, трос с визгом упал в воду! Из шлюпки капитану пригрозили немедленной расправой, если он не уберется. Капитан решил не испытывать судьбы, и паровой спасатель удалился.

Попытка же стащить «Сорренто» домашними средствами с помощью верпа и шпиля так ни к чему и не привела. Вечером того же дня налетел шторм. Артельщики бросились на свох шлюпках к берегу, оставив обреченный пароход на произвол судьбы. «Сорренто» погиб. Погиб со всеми людьми.

ГОДОВОЕ МЕНЮ ГУДВИНА

Но это давняя история. А как случилось, что и в 1946 году Песчаный хамелеон утащил

в трясину дюжину судов? Причем не каких-нибудь рыбацких суденышек, а новых океанских пароходов водоизмещением более десяти тысяч тонн каждый?

Первой жертвой Гудвина в 1946 году стал американский военный транспорт «Ларэй Вик-тори». Он сел на мель чуть ли не в самой середине песков и через несколько часов переломился пополам. Экипаж парохода удалось спасти.

Более драматичной была вторая катастрофа того злополучного года — граф Гудвин занес десницу над пароходом «Гелена Мод-жеска» с грузом, который оценивался в три миллиона долларов. 12 сентября 1946 года судно прочно выскочило на пески у их южной оконечности. В течение четырех дней восемь мощных спасательных буксиров стаскивали его с мели. Но вырвать 10-тысячетон-ное судно из песчаной трясины они не смогли. «Гелена Модже-ска» переломилась пополам на пятый день. 17 сентября того года английские газеты сообщили, что американец, капитан «Гелены Мод-жёска», застрелился в номере гостиницы в Диле.

Некоторые капитаны, ведя свои корабли с Атлантики, стремились не упустить время прилива и сразу же войти в лондонские доки. Поэтому они прокладывали курс через Галл-Стрим, что сокращало время прибытия в устье Темзы на два часа по сравнению с более безопасным курсом вокруг восточной оконечности Гудвина. При этом они не брали лоцмана и шли на свой риск этим опасным путем — часто ночью и даже во время тумана.

Старый лоцман, который проводил наш теплоход Галл-Стримом в устье Темзы, рассказывал, что ни один из шести американцев, погибших • здесь в 1946 году, не имел на борту лоцмана.

— Эти американцы отказывались от наших услуг, как будто лоцманский сбор оплачивался не из судовой казны, а из капитанского кармана, — ехидно заметил англичанин. — Могу себе представить, как им было весело на заседании правления компании, когда пришлось держать ответ за гибель судна.

В ночь с 26 на 27 ноября 1954 года в Английском канале свирепствовал сильный шторм. Десятки судов терпели бедствие, в эфире жалобно пищал «SOS».

Потом чья-то радиостанция передала, что погас огонь плавучего маяка «Южный Гудвин».. Попытка радистов спасательной станции выйти на связь с маяком ни к чему не привела. А вскоре сигнальщики мыса Саут-Форленд сквозь штормовую пелену заметили, что плавучий маяк исчез со своего штатного места.

С рассветом, когда шторм стал стихать, в воздух поднялся самолет. Облетая Гудвинские пески, пилот увидел «Южный Гудвин» в... северной части отмели. Он лежал, опрокинувшись на правый борт, наполовину затопленный водой. Гигантские волны, смешанные с песком, свободно перекатывались через погибший корабль. На борту плавучего маяка пилот заметил человека, отчаянно размахивавшего рукой. Через пятнадцать минут над растерзанным маяком повис вертолет и выбросил вниз проволочный трап. Человек был спасен.

Морским специалистам казалось невероятным, что катастрофа произошла с плавучим маяком — сооружением, специально рассчитанным на ураганный ветер и самый сильный шторм. Два его огромных грибовидных якоря могли удержать на месте не то что тридцатиметровый маяк, но и настоящий линкор. Катастрофа произошла так быстро, что команда «Южного Гудвина» даже не успела передать по радио сигнал бедствия.

Авария якорного устройства? Внезапная потеря остойчивости? Злой умысел?

Эти вопросы мучили специалистов. Но они так и не получили ответа. Единственный оставшийся в живых очевидец трагедии — Рональд Мартон — не смог помочь им...

— Благодарю вас, милорд, — вдруг произнес с достоинством старый лоцман.

Я удивился. Обращение не могло относиться ко мне. Капитан «Ас-Сабахиа», насколько я знал, тоже не имел дворянских титулов. Он продолжал невозмутимо смотреть вперед, туда, где уже вырисовывался вход в устье Темзы.

И я понял. Старый лоцман благодарил графа Гудвина, хозяина здешних мест, за благосклонность.

Борт «А с-Сабахиа», район мелейГудвина.

58

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?