Вокруг света 1975-01, страница 6

Вокруг света 1975-01, страница 6

сказывал он, пришлось подняться на аэростате среди бела дня, на виду у врага. «И пальба же тут началась! Мы раскрыли их батареи — все до единой, а пока немцы примеривались, аэростат уже был на земле. Ни одного снаряда и близко от нас не упало». После войны ему пришлось помогать строителям линий радиорелейных передач: с помощью аэростата определяли высоту ретрансляционных вышек. С того же аэростата вели исследования нижней кромки облачности. Поднявшись под самые облака, нужно было подолгу оставаться там. Корзину болтало, влажный туман и холод пронизывали до костей, но и это время аэронавт вспоминал не иначе как с улыбкой.

«Вначале, когда узнали, что нас заменят приборы, обрадовались, — признавался Масенкис. — Порой ведь нелегко было. Понимали, что присутствие человека на шаре в стратосфере усложняет эксперимент и увеличивает риск... Но в душе-то всегда жалели...»

Полет на воздушном шаре, по его словам, ни с чем не сравнимое удовольствие. Не чувствуешь ни качки, ни болтанки, ветра не ощущаешь, потому что шар движется вместе с воздушным потоком. «Летишь, словно облако, — прищурившись, говорил он. — Вся земля перед тобой, слышны разговоры, ну, будто люди находятся совсем рядом. Иногда не выдержишь, вмешаешься, что-нибудь скажешь — так от удивления враз и замолчат».

В те дни шары-пилоты уходили в небо, словно по заданной трассе. Взлетали они, уносимые ветром, в одну сторону, а к концу работы оказывались на противоположной стороне небосклона, повторяя изо дня в день почти один и тот же виток спирали. Обычно шары, которые выпускали утром и днем, были едва видны на белесом небе. Тот же, что отправили под вечер, сверкал на темном небе, как удлиненная звезда. Здесь, на реке, давно сгустились сумерки, наступил вечер, а следящий механизм прибора с тридцатикилометровой высоты продолжал улавливать излучение низко стоящего светила.

Василевский, один из ученых-экспериментаторов, работавших на ДолитнФ, .перед запуском 'сказал показывая

фотопленку, что по этой спектрограмме, сделанной на земле, он может определить количество С02, находящегося в атмосфере. Но как распределяется этот газ там, всюду ли одинаково или по-разному в зависимо сти от высоты, может рассказать только прошедший через всю атмосферу прибор.

— Важно ли это знать? — спросил Константин Петрович себя самого и ответил: — Несомненно. Ведь углекислый газ и вода, присутствующие в атмосфере, задерживают тепло, полученное землей от солнца. Не дают этому теплу прорваться в космос, возвращают обратно, играя тем самым роль «земного одеяла» и оберегая землю от переохлаждения и перегрева.

Широкое изучение физических свойств атмосферы земли было предпринято в последние годы не случайно. Этого потребовало развитие космической и земной техники, космической метеорологии, геологии и многих других наук.

В это время высоко над нами из серебристой связки будто выдернули нитку. Шары разлетелись в разные стороны. Василевский посмотрел на часы. Точно в назначенное врбмя шар-пилот перестал существовать, началось падение гондолы. Когда она достигнет более плотных слоев атмосферы, раскроется оранжевый парашют, но этого уж мы видеть не могли. Оставшиеся шары, словно созвездие, возносились вверх, с каждым мгновением раздуваясь, все ярче сияя в солнечных лучах и... разрываясь. Вскоре в том месте не осталось ни одной «лжезвезды».

Масенкис рассказывал, как долго они бились над тем, чтобы по окончании работы приборов гирлянда шаров погибала. Вначале для этого приспособили взрывное устройство, но оно оказалось ненадежным. Однажды взрыва не произошло, и огромная ветвь шаров вышла из зоны их полигона и начала странствовать по небу.

Забравшись на высоту, тогда еще недоступную истребителям, шары то задерживались .«ад крупными город^мй и угрожали спуститься в .район интенсивного движения самолетов, то устремлялись к границе. За ними следили... «Поседел я тогда, — признался Масен

кис. — Шуточное ли дело, оказаться виновником авиакатастрофы или пограничного инцидента. Наутро, когда зазвонил телефон, я был готов к худшему...» Оказалось, что они благополучно приземлились на побережье Азовского моря; напуганные рыбаки приняли связку спускавшихся шаров за купола десантных парашютов. Но на этом мытарства аэронавта не кончились... Шары опустились без приборов, и где их искать, никто не знал. Прошло немало времени, прежде чем их обнаружили за много километров от места приземления. Неуправляемые шары вначале коснулись тросом линии высоковольтных передач и, облегченные, оставив приборы на земле, вновь отправились путешествовать,

«Тогда-то я и сказал себе, — подмигнув, заявил Масенкис, — или ты, Александр, придумаешь что-то совершенно надежное и простое, чтобы подобного не повторялось, либо придется уйти из аэронавтов, как не оправдавшему надежд. И, думаете, Масенкис не придумал? Несколько месяцев бился, но придумал. Теперь я могу доверить запуск шара любому. После отцепления гондолы гирлянда расплетается сама собой».

Падающая гондола снабжена радиопередатчиками, за сигналами которых непрерывно еле дят локаторы. Они определяют место приземления, и по указанному курсу на поиски приборов вылетает вертолет. Без труда, точно в указанном месте, мы заметили с вертолета первый прибор. Оранжевый купол парашюта был хорошо заметен на пшеничном поле. Так же легко отыскали и второй. А с третьим нашему аэронавту Ша-гину пришлось повозиться.

Семь часов летал вертолет в первый день. Ночь провел аэронавт над картой, определяя ветры на разных высотах, восстанавливая схему подъема шара и возможную траекторию приземления гондолы. Случилось непредвиденное: один передатчик отказал, а второй при па дении стал едва слышен. И ло-каторщик, боясь потерять его, не рискнул переключиться на другой канал. Азимут получился очень приблизительным, в указанном районе прибора не нашли.

На полигоне только и разго

4

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?