Вокруг света 1992-12, страница 41

Вокруг света 1992-12, страница 41

слонам, но обладающим, как и он, ценными бивнями. Так на сцену вышли моржи. Без сомнения, останки этих огромных ластоногих, достигающих в длину 5 метров (клыки — до 60 сантиметров!), и были приняты путешественниками за кости слонов! Правда, клык моржа не столь огромен, как бивень мамонта, но зато моржей можно часто встретить вдоль северных берегов.

Путаница усугублялась еще и тем, что русские купцы, вывозившие бивни, называли их «мамонтова кость», а не «клык» или «зубы». Они сами были введены в заблуждение юкагирами — основными поставщиками этого сырья, которые называли его «холхут-онмун», то есть «рог» и даже «бревно» мамонта. Это не значит, что они не представляли строения мамонта: бивни назывались у них «рогами, растущими изо рта». Что же касается «бревен», то они, видимо, казались северянам самым подходящим предметом для сравнения с толстыми изогнутыми бивнями, не имеющими ничего общего, по их мнению, с зубами.

Впрочем, это был не самый вопиющий случай заблуждения, что доказывает история, описанная в научном труде Вилли Лея «Драконы в янтаре»:

«В 1772 году шведский ученый и офицер, барон Кагг, полковник королевской кавалерии, будучи военнопленным, оказался в Сибири. Его напарник, также пленный, посвящал все свободное время сбору сведений о знаменитом гиганте, обладателе дорогой кости. Однажды он встретил одного русского, который сказал ему, что знаком с этим животным, и согласился нарисовать его. Напарник передал рисунок Каггу, чтобы тот отправил его в Швецию, где этот шедевр до сих пор хранится в библиотеке Ленчёпинга. Трудно сказать, верил ли тот русский, изобразивший корову с когтями и рогами, закрученными штопором, в истинность своего рисунка, или же он хотел подшутить над своим бывшим врагом...»

Вилли Лей с иронией замечает:

«Сам барон Кагг искренне верил рисунку. Чего нельзя сказать об ученых».

НЕОЖИДАННОЕ ПОЯВЛЕНИЕ

БЕГЕМОТА И ШЕРСТИСТОГО НОСОРОГА

Пока европейские ученые ломали головы над загадкой, единственной зацепкой в которой можно было считать бивень, привезенный Дж.Лога-ном, русские предпринимали конкретные шаги. Решив разгадать тайну, Петр Великий послал в Сибирь немецкого натуралиста, пользовавшегося немалым доверием и авторитетом, доктора Д.Г.Мессершмидта. Ему поручалось продолжить исследование бескрайних просторов Сибири и одновременно уделять должное внимание поискам загадочного землерою-щего слона.

Во время путешествия исследователь узнал, что неподалеку от Индигирки обнаружили труп мамонта, обнажившийся из-подо льда. Ученый прибыл на место, когда большая часть туши уже была растащена

волками. Мессершмидту достался только скелет чудовища, а также кусок кожи, покрытый длинной шерстью, напоминающей козью.

Увы! Сравнительная анатомия была еще слишком слабо развита в те далекие годы. Почтенный ученый без колебания заключил, что останки принадлежат «животному, упоминающемуся в Библии под именем «Behemoth».

К счастью, мало на кого произвело впечатление это «открытие».

В 1771 году была сделана еще одна находка, которая внесла в список подозреваемых животных и носорога. Известный немецкий натуралист и естествоиспытатель Петер Симон Паллас, путешествующий по Сибири на средства Екатерины Великой, обнаружил на одном из притоков Лены неполный скелет неизвестного животного, покрытый остатками кожи неизвестного животного. Кожу устилали густые и длинные темно-коричневые волосы. Как правильно установил ученый, скелет не мог принадлежать легендарному мамонту, он принадлежал носорогу.

Исследователям, не верившим в сибирских слонов, пришлось признать факт существования на Крайнем Севере шерстистого носорога — двурогого, с ноздрями, разделенными перегородкой. Теперь в Европе стали появляться палеонтологические труды, в которых упоминалось, что когда-то здесь жили предки современных носорогов.

Напомним, что в средние века, когда ученым приходилось откапывать окаменелые кости динозавров, сохранившиеся в европейских глинах или гравии, принято было считать, что они принадлежали гигантским людям — Титанам и Атлантам. В церквях и по сей день хранятся «кости драконов». Слоновьи бивни принимались за рога другого сказочного героя — нарвала.

В 1799 году Иоанн Фридрих Блумен-бах из Геттингенского университета торжественно объявил, что раньше в Европе жили слоны, которые не были похожи на современных слонов. У тех бивни были причудливо загнуты. Вы узнали их, конечно: ученый имел в виду наших мамонтов!

Но знаменитый немецкий зоолог, прекрасно осведомленный о шерстяном покрове вымершего слона, не догадался сопоставить его с легендарным кротоподобным гигантом, которого сибиряки называли мамонтом. Он окрестил животное, скелет которого кропотливо составлял из костей, найденных как в церквях, так и в карьерах,— Elephas primigenius. Имя это не было удачным, так как мамонты были слишком обособившейся группой животных, сильно отличавшейся от современных слонов.

ЗАКОНСЕРВИРОВАННЫЙ МАМОНТ

Приблизительно в то же время, когда Блуменбах потряс западный мир своим открытием, один экземпляр из числа его любимцев предстал во плоти перед глазами скромного эвенка, добытчика мамонтовой кости, по имени Осип Чумаков. Животное

находилось в ледяной глыбе недалеко от дельты Лены и выглядело, вероятно, довольно зловеще, так как, наткнувшись на него, эвенк припустился бежать со всех ног. Ибо согласно преданию мамонт обладал дурным глазом.

Однако, движимый любопытством, Осип каждую весну приходил проведать своего зверя. Однажды он увидел, что изо льда показался кусочек бивня. Для добытчика мамонтовой кости это было слишком сильное искушение. Бедный малый несколько раз порывался выдолбить из-подо льда ценный бивень, но всякий раз пугался, что чудовище проснется от боли и вырвется наружу.

О замороженных колоссах издавна ходили грозные слухи. Даже Йохельсон застал их отголоски. «Выйдя к Охотскому морю в районе реки Колымы,— писал он,— я провел ночь на берегу озера Кемемнан (Ма-монтово озеро). На мой вопрос, откуда пошло название озера, мне рассказали, что однажды на его берегу остановилась на ночлег семья кочевников-эвенков. Проснувшись утром, они увидели неподалеку от стоянки пару торчащих из снега мамонтовых бивней. Охваченные ужасом, они вскочили на нарты и умчались, но на следующей стоянке все погибли, за исключением одного мальчика».

Осип, знавший о мохнатых гигантах много впечатляющих историй, так на-переживался, что в один прекрасный день заболел и решил, что пришел его последний час.

К счастью, в деревне в это время находился русский купец по фамилии Болтунов, который, почуяв выгодную сделку, быстро вернул к жизни суеверного эвенка. Он нарисовал перед глазами Осипа картину доходного предприятия, пообещав ему, что, если тот отведет его к замерзшему мамонту, он сам возьмет на себя труд выдолбить из-подо льда бивни. В предвкушении поживы Осип быстро поправился. Двум компаньонам удалось благополучно высвободить бивни животного. Отдав эвенку 50 рублей, Болтунов стал обладателем добычи.

Русский коммерсант не только забрал с собой бивни, но и сделал рисунок с натуры, который в конце концов попал к Блуменбаху.

Конечно, животное на рисунке мало напоминало слона. Тем более что до появления Болтунова туша была атакована голодными волками, а под давлением льда причудливо деформировалась, кожа порвалась, бивни вывернулись в стороны. Но Блуменбах без труда узнал в нем своего Elephas primigenius. Ему достаточно было взглянуть на один из зубов животного, тщательно зарисованного купцом. Немецкий ученый сразу же опубликовал рисунок с комментарием:

«Elephas primigenius», называемый на Руси мамонтом, вырытый вместе с кожей и шерстью в 1806 году в устье реки Лены у Арктического океана. Рисунок сделан с натуры, останки животного изображены в том виде, как они были найдены, то есть поврежденными и частично разоренными».

Окрыленный известием о почти сох

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?