Юный Натуралист 1974-09, страница 33

Юный Натуралист 1974-09, страница 33

35

казарки стали гнездиться под защитой пернатых хищников — соколов-сапсанов, мохноногих канюков или белых сов. Эти сильные птицы не пускают в свой район ни одного поморника или песца. С громкими криками набрасываются они на незваного гостя и прогоняют его.

По неписаному закону тундры пернатые хищники не трогают тех птиц, которые живут рядом с их гнездом. Вот почему около гнезда сапсана, канюка или совы обычно селятся казарки или гуси. Здесь, под надежной охраной хищника, они спокойно выводят своих птенцов. Но вот что интересно. Зоолог А. В. Кречмар находил в тундрах по реке Пясине поселения краснозобых казарок даже в колониях крупных полярных чаек — злейших разорителей птичьих гнезд. Но и эти разбойники не обижали «своих» казарок.

Мы сами убедились в справедливости этого правила. Крикливые соколы-сапсаны и мохноногие канюки устраивают свои гнезда по крутым береговым откосам — ярам, ведь в тундре нет деревьев. Вблизи первого же крутого яра, над которым с криками летала пара канюков, мы увидели три выводка краснозобых казарок. Птенцы были еще совсем маленькие — наверное, они недавно спустились на воду. В каждом выводке мы насчитали по пять птенцов. Рядом с ними плавали оба родителя. Когда мы хотели приблизиться, чтобы сфотографировать птиц, казарки не очень встревожились. И все-таки мать с птенцами отплыла в сторону, а самец самоотверженно преградил нам путь, подпустив к себе лодку вплотную. Скоро мы уже безошибочно знали: если слышатся вдали пронзительные крики сапсанов, если виднеются высокие прибрежные откосы, значит, вблизи встретятся и казарки.

Раньше много этих птиц было в бассейне большой реки Пясины на Западном Таймыре, но сейчас казарка и там стала очень редка. И дело здесь не только в охотниках. Оказывается, в тундре заметно сократилось количество соколов-сапсанов. Они улетают на зимовки в европейские страны. Там широко применяются различные ядохимикаты. Хищные птицы поедают отравленных ядом грызунов или мелких птичек и сами тоже отравляются. Если в организм птицы попадают небольшие дозы яда, она остается жива, но теряет способность приносить потомство. Все чаще в тундре теперь можно встретить пару сапсанов, которые строят гнездо, но птенцов вывести не могут.

Если не будет пернатых хищников, не останется и краснозобых казарок — таков один из жестоких законов природы. Каждая биологическая цепь состоит из отдельных звеньев, и размыкать ее нельзя.

Правда, многие виды животных умеют приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни. Неспроста краснозобая казарка стала гнездиться теперь даже рядом с чайками. И все-таки биологические свойства и особенности поведения этой птицы так своеобразны, что угроза ее исчезновения становится все более реальной.

Надо сказать, что краснозобым казаркам приходится испытывать много трудностей не только в родных тундрах, где они появляются на свет, айв теплых краях, куда птицы летят на зимовки.

Раньше огромные стаи казарок зимовали у нас на западном побережье Каспийского моря. Еще зимой 1968/69 года их тысячные стаи отмечались в Кзыл-Агачском заповеднике. Но за последние годы места зимовок переместились за пределы нашей страны, в Средиземноморье. Нынешней зимой краснозобых казарок во всем Кзыл-Агачском заповеднике было не более тысячи.

Краснозобая казарка — символ и гордость нашего Севера, всей нашей страны. Она не гнездится нигде более, и мы несем полную ответственность перед потомками за сохранение этой замечательной птицы. Краснозобая казарка не сможет существовать на земле, если люди не придут к ней на помощь, не прекратят всякую охоту на нее, не создадут специальные заповедники в тундре и на местах зимовок. Но прежде всего нужно широко оповестить всех, что казарку следует охранять. Ведь очень многие люди, особенно живущие на Севере, понятия не имеют о ее редкости и ценности. Увидели казарок — и давай стрелять, даже если в этом нет необходимости.

Сегодняшний Север — совсем не та далекая окраина, которой он был еще недавно. Сейчас нет нужды ловить сетями линных птиц для спасения от голода или зимней стужи. Былые охотники одеваются уже не в звериные меха, а в современную одежду, питаются теми же продуктами, что и жители средней полосы. Конечно, оленеводы, пасущие все лето в тундре стада оленей, могут добыть линных гусей, но уж никак не надо бы бить краснозобых казарок.

От Ямала до Таймыра, там, где еще живут эти птицы, по нынешним понятиям не так уж и далеко. На оленьих нартах ехать долго, а самолетом рукой подать. И живут там такие же ребята, как и вы. Если бы они взялись за охрану казарок, не стали бы их стрелять сами, когда придет пора взять ружья в руки, да пристыдили бы тех, кто нарушает запрет охоты на редких животных, думается, угроза исчезновения этих птиц была бы отведена.

Н. Носкова, Ф. Штильмарк,

кандидат биологических наук

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?