Юный Натуралист 1974-09, страница 46

Юный Натуралист 1974-09, страница 46

48

Рис. В. Прокофьева

КУСОЧКИ ЗАРИ

Холодная жижа чавкала под ногами. Несметные полчища комаров выводили из равновесия самого терпеливого из нас. Лицо и руки распухли от укусов. Одежда промокла от пота, а ногам было холодно. Несколько часов кряду бродили мы по топкой мари в поисках цветочного озера. Здесь когда-то, по рассказам старожилов, росли чудесные цветы — лотосы. Найти это озеро и привезти из тайги в краевой центр на выставку цветов несколько лотосов — цель нашей небольшой экспедиции. Цветы необходимо было доставить вместе с почвой, корнями и водой, в которой они росли. В Улике-Павловке нашли проводника — старенького нанайца Удиккана. Сам Удиккан был на этом озере всего один раз и то лет сорок назад, поэтому за благополучный исход нашей затеи не ручался. И вот мы бродим в поисках этого озера.

Проголодались. На ходу срываем спелую голубику и торопливо глотаем. Одна рука занята — беспрерывно отгоняем ветками гнус. Местами топь превращается в непроходимую трясину, и мы пробираемся с осторожностью рыси, скрадывающей зайца или рябчика. Ни птичьих голосов, ни дуновения ветра. Только гул комаров.

Солнце клонилось к закату. Комаров прибавилось. Откуда-то стали подавать голос бекасы. Жара заметно спала. На сушине застучал подлетевший дятел. Увидел людей, затих и уставился на нас с удивлением. В одном месте, пересекая островок леса, натолкнулись на спящего козла. Он так рявкнул от неожиданности, что и мы перепугались. Козел немного отскочил в сторону и остановился, осматривая странных людей с рюкзаками. Запищала си-ничья стая. По стволу старой лиственницы зашуршал поползень.

— Однако, здесь заночуем, — невозмутимо сказал Удиккан и стал готовиться к ночлегу.

— Устали, проголодались. Пора и отдохнуть, найдем озеро завтра, — поддержали мы его.

Почти всю ночь не спали. Вспоминали разные истории, то прислушивались к ночному лесу, то комары одолевали.

— Умирать надо. Совсем старый стал. Трудно ходить, — горевал Удиккан. Мы пытались подбодрить деда, но, как нам показалось, это не помогло. Старик остался при своем мнении.

Лениво потрескивал искрами костер. Нудно звенели комары. Говорить не хотелось. Слушали. Зашуршала трава. В отсвет костра выскочила лесная мышь и бусинками глаз уставилась на нас. Треснул сучок,

49

второй. Стихло. Послышались отдаленные шаги. Шел крупный зверь. Вдали прокричала иглоногая сова: «Иди сюда, иди сюда, иди сюда». Удиккан прислушался и таинственно сказал:

— Легенда у нас про сову эту есть. Недобрая она. Попадет человек в беду. Заблудится. Ищет долго дорогу домой. И днем и ночью. Кричит. Аукает. Вдруг ему начинает кто-то отвечать человечьим голосом: «Иди сюда, иди сюда». Поверит человек этому голосу и идет на него, а голос все дальше и дальше отдаляется. Так совсем заблудится, несчастный. Выбьется из сил и погибает. Оказывается, что его заманила в дебри вот эта самая сова иглоногая... Плохая это птица, — закончил рассказ старый нанаец.

«Иди сюда, иди сюда», — снова раздался голос, и неприятные мурашки побежали по спине. Действительно, голос птицы очень напоминал зов человека.

Взлетел вверх сноп искр. Четыре часа. Скоро рассвет. Цвикнула в кустах пеночка. Каркнул ворон, и лес постепенно ожил. Жалобно застонала желна — наш самый крупный черный дятел. Заголосили на все лады другие птицы. Начинался новый день — день забот и тревог для всех лесных обитателей.

Когда выглянуло солнце, мы тронулись в путь. На опушке леса влезли на дерево. Осмотрелись. Впереди на мари сверкала полоска воды. Может быть, это то самое озеро? Пошли напрямик.

Берега оказались топкими. Того и гляди провалишься в черную пучину. Измерили шестом глубину. У озера оказалось два дна. Такое явление нередко бывает в маревых озерах. Озеро напоминало подкову. В нашем конце оно было совершенно голое. Берега сильно истоптаны лосями, которые кормились вахтой трехлистной —• лакомым блюдом сохатых. С противоположного конца озера взлетели два белых аиста. Они низко летели над марью, а нам показалось, что это не птицы, а скачущие белые косули. Над головой парили коршуны.

«Если тут лотосов не будет, то возвращаемся домой, больше искать не будем, — разочарованно думали мы. — Возможно, что в этом году лотосы совсем и не цвели?»

Спустили резиновую лодку, которую таскали с собой. Двое сели в нее, а двое пошли по берегу. Прошли на лодке около двухсот метров без особого интереса и вдруг заметили заросли водных растений.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?