Юный Натуралист 1984-10, страница 30

Юный Натуралист 1984-10, страница 30

ПТЕНЧИК

В народных сказаниях орел всегда был гордой и смелой птицей. Да и мы с вами, говоря о храбром человеке, скажем иной раз: «Орел!» Птица эта стала символом силы, свободы и смелости. Самый большой из наших орлов — беркут. В полете его легко узнать по беловатой полосе у основания хвоста. Маховые перья на концах крыльев у беркута, как, впрочем, и у других орлов и орланов, на лету раздвинуты, а закругленный хвост и голова кажутся небольшими по сравнению с крыльями, которые в размахе достигают двух метров.

Обитает беркут широко — от Прибалтики до Камчатки, но повсюду встречается нынче очень редко. Нет его в тундровой зоне на Севере, нет на Дальнем Востоке и в южных районах европейской части СССР. Мне довелось близко познакомиться с этой сильной птицей в горах Тянь-Шаня, где я два года зимовал и жил безвыездно на метеостанции в .ущелье Ала-Арча.

Вернувшиеся с восхождения альпинисты принесли мне птенца беркута в рюкзаке. Орлиное гнездо нашли они высоко в горах на неприступных скалах, куда не добраться без веревки и надежной страховки. Когда берку-тенка стали вынимать из рюкзака, он возмущенно заклекотал, гневно сверкая глазами. Молодая птица как бы говорила: «Как вы посмели меня, царя птиц, засовывать в какой-то мешок?!» И хотя он не был еще настоя

щим взрослым орлом, в этот момент напоминал Ивана Грозного, готового немедленно расправиться со своими недругами.

Я поместил беркутенка в пустой комнате и назвал Птенчиком. Слеток раскладывал свои могучие крылья и взмахивал ими, пробуя оторваться от спинки старого стула, на котором восседал посреди комнаты.

Настораживали могучие лапы Птенчика. Мощного, загнуого на конце крючком клюва я не опасался, но лапы... Серповидные когти на них были длиной в пять сантиметров, а сила такая, что спинка стула трещала и крошилась. Лапы — основное оружие беркутов. Не клювом, а лапами умерщвляют они свою добычу. Взяв лисицу одной лапой за морду, а второй за заднюю часть, беркут сводит вместе свои страшные ноги и ломает ей позвоночник.

Я сшил Птенчику из голенища старого сапога «клобучок» — шапочку, закрывающую глаза, и укрепил на его ноге цепочку. Чтобы удобнее было пристегивать птицу за лапу, приспособил колечко от брелока. Как только беркутенок переставал видеть, то вел себя на удивление спокойно, мирно и неподвижно сидел, позволял брать себя и переносить. Ночью Птенчик находился в доме, а днем я пересаживал его на козлы для пилки дров. На зимовке жили со мной две огромные собаки, и я боялся, что Птенчик задерет их. Не за него боялся, а за собак, которые сразу же стали относиться к беркутенку с почтением.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?