Костёр 1972-06, страница 19

Костёр 1972-06, страница 19

Она улыбнулась:

— А ты и следи, чтобы чисто было, рви их не разворачивая...

Тамара была девчонкой гордой. Словно не замечала, как на переменках вертелись возле нее мальчишки, демонстрируя свое «геройство»: затевали драки, фокусы разные выделывали, чуть ли не на голове ходили...

А мне нравилась совсем другая девочка...

С Томкой, соседкой по парте, мы не ссорились. Мирно делились карандашами, резинками, промокашками. И как-то так случилось, что совсем незаметно стали мы друг другу помогать.

Перед уроками торопливо повторяли заданное, вместе решали задачки, вместе учили стихи.

Когда дежурили по классу, я старался сделать работу потруднее: открыть форточку, вымыть доску.

Однажды Тамара заметила, что на моей потертой вельветовой курточке пуговица на волоске висит:

— Эх, ты1 Давай пришью...—Взглянула на мои брюки и тихо добавила: — Брюки погладил бы, рыцарь...

Мне стало стыдно. Неожиданно для мамы и для самого себя я стал старательно гладить брюки перед школой, начищать до блеска ботинки, аккуратно повязывать пионерский галстук и даже причесываться.

Я чинил замки на портфеле Томки, затачивал ей карандаши и, чего греха таить, чертил для нее замысловатые орнаменты, которые обожал наш учитель черчения.

Иногда Томка просила:

— Проводи до дома, мальчишки надоели...

И я провожал ее до дома. А в стороне шагали мальчишки, готовые поколотить меня. А я почему-то их не боялся.

Аль Фот мудро пересадил весь класс: мальчишки как-то повзрослели, стали следить за своей внешностью, за прическами, да и девочек почти не обижали...

Аль Фот заставил нас полюбить географию. Мы зачитывались приключениями. Наверное, поэтому половика мальчишек нашего класса ушла в Военно-морскую специальную школу. Ушел в спецшколу и я...

Случилось это давно. Мы тогда не знали, что всего через год грянет Великая Отечественная, что мы встретим ее «салажатами» — мальчишками в военно-морской форме.

А тогда... Тогда мы гордились своей формой: медная бляха сияла как зеркало, похрустывал новенький кожаный ремень, солидно поскрипывали ботинки...

Нам завидовали все мальчишки, девчонки оглядывались нам вслед.

Мы пришли в школу все вместе, на последний урок, на географию. Выстроились перед дверью в коридоре и самый смелый, постучавшись и приложив руку к бескозырке, вежливо спросил Аль Фота:

— Разрешите присутствовать на уроке?

Помню, Аль Фот поднялся из-за стола, руки по швам вытянул и сказал серьезно:

— Разрешаю! Только не шуметь!

Мы тихонько прошли в класс.

Я подошел к своей парте. Рядом с Томкой сидел Борис Брагин — долговязый мальчишка, как видно, влюбленный в Томку.

Я подошел к своей парте... Томка толкнула под локоть Борьку:

— Встань! Это его место...

Борька без возражений перешел на

последнюю парту. А я снова сидел рядом с Томкой, в последний раз...

Аль Фот вел урок, но мы его плохо слушали. Томка написала на промокашке: «Тебе очень идет форма». И потрогала красную звездочку на рукаве суконной форменки.

Потом мы танцевали на школьном вечере, потом всем классом ходили в кино...

И девчонки шли рядом с нами, гордые, улыбающиеся...

А потом началась война. Мы даже не успели сдать всех экзаменов. Нам было по 15—16 лет...

Я помню затемненный ночной город, лучи прожекторов в черном небе, узкие бумажные полоски на окнах. Помню ночные дежурства на крышах, ящики с песком, бочки с водой.

И опять прошло немало лет. Жизнь раскидала нас по всему свету, и мы словно бы забыли друг друга...

Но когда мне бывает грустно, я снова вспоминаю далекое детство, школу, Аль Фота — мудрого и доброго человека.

Я вспоминаю его слова:

— Девочку не надо обижать, она твой товарищ. Она слабее, помоги ей — ты же мужчина, ты же рыцарь!

Я вспоминаю свою парту, на которой когда-то я вырезал силуэт крейсера.

Вспоминаю все-все, до мельчайших подробностей. Вспоминаю нашу дружбу, которая помогла нам повзрослеть и стать людьми.

М. Мамедов

Рисунок А. Коковкина

Знаете, чей это портрет? Это портрет известного писателя Юрия Яковлевича Яковлева, автора многих книг для детей и не только для детей.

Юные читатели «Костра» помнят его повесть-сказку «Лев ушел из дома» — она печаталась в нашем журнале в 1970 году. А те, кто постарше, помнят, наверно, что Юрий Яковлев печатался в «Костре» уже давно — с 1958 года.

26 июня Юрию Яковлевичу исполняется пятьдесят лет. Поздравляем его с юбилеем и надеемся, что скоро сможем познакомить наших читателей с его новым произведением.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?