Костёр 1977-09, страница 41

Костёр 1977-09, страница 41

Приближалось 50-летие Октябрьской революции, несколько лет отделяло нас от 100-летия со дня рождения Ильича.

Газеты, кино, радио много и интересно рассказывали о Ленине, о революции. Задача была непростой: от тех исторических дней прошло полвека, немного осталось очевидцев и участников великих событий. Но сохранились мемуары, фотографии, рисунки. И сохранилась кинопленка! Только включи проектор — и в жарком бою схлестнется с белыми красная кавалерия, и крестьянин-лапотник «Мы — не рабы» разберет в книжке, и живой Ильич, дорогой и любимый, быстрым шагом пройдет на экране и рукою помашет...

В большом городе и в глухой деревеньке к этому времени голубоватым светом мер-

му, что у телевидения в сравнении с кино свои собственные законы. И свои возможности.

Только телевидение может снять, например, многосерийную документальную ленту. И оно сняло такую — «Летопись полувека».

Вот идет одна из серий — «Год 1922». На экране старая хроника — первый пионерский отряд. Как телевидение использовало эти кадры?

Тележурналисты пригласили в студию тех, кто изображен на пленке, бывших пионеров, нынешних взрослых людей. Показали им старые кинокадры, а сами записали на магнитофон, что же эти люди в тот момент сказали друг другу, реплики их, смех... Потом соединили хронику с магнитофонной записью.

«Боря, а ведь это ты! Ну, конечно. Ты раздаешь ребятам газеты.

видения создала многосерийный документальный телефильм «Ленинский альбом». Одна из «страниц» называется «Штурм». Она рассказывает о той великой ночи накануне штурма Зимнего, о возвращении В. И. Ленина из последнего подполья в Смольный, штаб революции.

Рассказ о незабываемых часах революции вел в фильме комментатор. Перед ним лежали документы, фотографии того времени. В кино такого не бывает, а телезрители уже давно привыкли к собеседнику на экране.

Владимир Ильич шел по улицам восставшего города тайно. Никто, разумеется, не снимал на пленку его уход из подпольной квартиры М. В. Фофановой на Сердобольской улице. Но телеоператоры нашего времени сделали так, что мы словно бы видим этот уход.

цали в домах телевизионные экраны.

Телевидение показало своим зрителям едва ли не все, что создано об Ильиче: спектакли, документальные и художественные фильмы, картины, рисунки. Звучали с телеэкрана песни и стихи о Ленине.

Но самое главное — оно подготовило собственные

фильмы и передачи. Оно собрало старую хронику и по-новому на нее взглянуло. По-новому — потому что сейчас иное время. А еще' и пото-

— А это Игорь. Он погиб во время войны.

— Смотри, смотри, — Зорин! Ну надо же! А сейчас заместитель министра иностранных дел.

— Помните, как мы ходили к Ленину? Я как сейчас помню строчки из письма к Владимиру Ильичу: «Мы, первые ласточки великого свободного детского движения, смело пойдем на завоевание поставленной цели»... Весь отряд подписал это письмо».

Ленинградская студия теле-

Луч света падает на записку, лежащую в столовой на обеденном столе: «Ушел туда, куда вы не хотели, чтобы я уходил. До свидания. Ильич». Скрипнула дверь. Всколыхнулась на окне занавеска от сквозняка... И нам кажется, что живой Ильич только что покинул эту комнату.

А вот в дальнейшем авторы включают в свою ленту настоящую кинохронику революционного Петрограда.

Г. ОСИНСКАЯ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?