Костёр 1987-12, страница 39




Костёр 1987-12, страница 39

1. Судно «Стефани Турм»

2. Декомпрессионные камеры

3. Водолазный колокол

4. Отверстие в борту крейсера, проделанное водолазами

ct uw> I

Еще «Стефани Турм» шла к нашим берегам, а водолазы уже начали готовиться к погружению.

Подготовка к спускам на глубины более двухсот метров — дело долгое. На больших глубинах дышать обычным воздухом нельзя. Наступает так называемое «глубинное опьянение». Чувства водолаза притупляются, он теряет над собой контроль. «Глубинное опьянение», или «азотный наркоз» вызывается действием азота, содержащегося в воздухе.

Азот — враг водолазов. При больших давлениях он легко растворяется в крови и тканях организма. При быстром же подъеме азот бурно выделяется, и пузырьки его закупоривают кровеносные сосуды. Человек заболевает тяжелой кессонной болезнью. При глубоководных погружениях используется искусственный «воздух», гелио-кислородная смесь. Но прежде чем идти на глубину, водолазы должны насытить свой организм этой газовой смесью. Вот почему на «Стефани Турм» они еще в пути поселились в барокамерах (кабинах с повышенным давлением атмосферы) и дышали искусственным «воздухом».

Начались спуски. Водолазы, по три в каждую смену, перебирались в глубоководную камеру, своего рода водолазный колокол, старинное изобретение, только оборудованное по самому последнему слову техники.

Камера — в виде шара, с округлыми окошками-иллю-минаторами. Внутри — сиденья

■J&Pf-

для водолазов, приборы и аппараты жизнеобеспечения, телефон. Внизу — люк, плотно задраенный перед спуском.

В камере поддерживалось такое же давление, как и на дне моря. Никаких неудобств при этом водолазы не чувствовали.

На глубине 215 метров камера зависала на тросе. До борта корабля оставалось метров двадцать. Водолазы открывали люк, двое из них выходили наружу и опускались к крейсеру. Третий, для страховки, оставался в камере.

Одетые в черные облегающие тело гидрокостюмы, с ластами на ногах и маской на лице, водолазы напоминали пришельцев с другой планеты. Они плавали совершенно свободно, и только жгуты тонких кабелей и гибких трубопроводов связывали их с камерой и далее — с судном. По кабелям поддерживалась телефонная и телевизионная связь с водолазом, по трубкам подавались ему дыхательная газовая смесь и горячая вода для обогрева. Последнее было отнюдь не лишним. Дыша гелио-кисло-родной смесью при высоком давлении, человек сильно мерзнет. К тому же Баренцево море — холодное море, особенно в придонных своих слоях.

ЮРЦ (Мм,

Of-MythMJL

KJ p.

не пригодилась, нее оказалась

Пробоина Дорога через настолько загроможденной искореженным металлом, что было решено прорезать новое отверстие в борту.

Прорезали, но и здесь наткнулись на завалы обломков некогда рухнувшей палубы. Пробились через них, вскрыли переборку порохового погреба с золотом. И там — все покрыто мазутом, кругом развороченные трубы, наносы ила. Где же слитки?

Полмесяца продолжалась расчистка завалов. Работали водолазы нередко на ощупь, в облаках ила, пока наконец (это

произошло в полдень 16 сентября) водолаз — австралиец по имени Джон Росье — не обнаружил первый слиток.

Что тут началось! Каждый тянул руку к тяжелому желтоватому бруску. Каждый непременно хотел подержать его в руках...

К началу октября из 465 слитков удалось поднять 431. Но зарядила непогода. Штормило. Сильный ветер сносил судно с места работ. Да и водолазы уже заметно устали. Операцию пришлось прекратить.

За поиски оставшихся слитков планировалось приняться весной будущего года. Но так случилось, что последующая экспедиция смогла состояться лишь пять лет спустя, ранней осенью 1986 года.

В Баренцевом море теперь работало поисковое судно под названием «Дипвотер-2». Всех волновал такой вопрос: «Да пять ли с половиной тонн золота находилось на крейсере, как это утверждали сохранившиеся архивные документы?» Существовало мнение, что золота было в два раза больше.

Водолазы снова и снова обследовали помещения погибшего корабля. Были подняты на поверхность еще 29 слитков общим весом 345 килограммов. Сведения о второй партии золота оказались неверными.

Но и так нельзя было пожаловаться на успех обеих операций. Спасено 460 слитков, или 99 процентов всего золота, затонувшего в Баренцевом море. Такого успеха еще не добивалась ни одна экспедиция^ спасавшая подводные сокровища.

Пять слитков, оставшиеся лежать на дне,— дань Нептуну, богу морей. Они находились в носовой части порохового погреба, куда как раз угодил фашистский снаряд. По-види-мому, эти слитки никогда уже не будут найдены.

Так закончилась

с золотом крейсера бург». В специальных наша доля золотых была отправлена в чтобы они заняли положенное

* щ

им место в стальных банковских сейфах.

эпопея «Эдин-вагонах слитков Москву,

V\A '

1

i



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?