Костёр 1987-12, страница 42

Костёр 1987-12, страница 42

мыи

мои

Говорят, если загадать желание и дотронуться до трубочиста, оно исполнится. Я видела

в Латвии — идет трубочист, весь в черном, лицо в саже, моток веревки на плече, с гирькой и метлой. И каждый прохожий обязательно к трубочисту прикоснется. А он шагает себе, внимания не обращает.

То же и с клоунами! А с этого клоуна, к . которому я сейчас еду, даже сделали игрушку!

У меня была такая в детстве — мягкая, вроде бы из губки, в зеленой тюбетейке набекрень — голова Юрия Никулина. А сзади головы пять дырочек для пальцев. При помощи пальцев и этих вот дырочек лицу можно было придать любое выражение: лукавое, озадаченное — любое!

Помню, эту игрушку раскупили в один момент. Причем не родственники Юрия Никулина, не соседи, не его товарищи по работе, а просто незнакомые мальчишки и девчонки.

Голову Никулина я очень любила, носила ее в кармане и никогда с ней не расставалась. Но однажды к нам пришел мамин с папой знакомый араб. Он как раз уезжал к себе домой в одну из арабских республик. И я на прощанье отдала ему эту голову с условием, что когда она объедет с ним разные страны, он вышлет мне ее в Москву обратно по почте.

36

Марина МОСКВИНА

Настоящего Юрия Никулина я увидела в цирке, когда мой — игрушечный — уже отправился путешествовать.

— Ю-рии-ик! — позвал его на манеж другой клоун Михаил Шуйдин.

И ОН явился, весь целиком, испуганно озираясь по сторонам. Руки у него были длинные, ноги тоже, штанины и рукава пиджака — короткие!.. Такой прекрасный в своих громадных клоунских ботинках.

Он стал засовывать кусок льда за шиворот Михаилу Шуйдину. И на вопрос ведущего, зачем это, отвечал:

— Измеряю больному температуру. Если лед будет долго таять, значит, нормальная, а если быстро — повышенная...

Главное, серьезный! За все представление ни разу не улыбнулся. Он выступал со своим собственным, а не наклеенным носом. Почти обыкновенный человек, только страшный недотепа. То у него из пистолета вместо пули выскочит бантик. То за ним по всему манежу гоняется ненастоящая резиновая змея. То на манеж из-под его дивана вдруг выползут большие бутафорские тараканы...

Оказывается, клоуном Юрий Никулин решил стать в пять лет, когда первый раз побывал с папой в цирке. Правда, несколько раз перерешал. В пер

вом классе мечтал быть пожарником, в третьем — конным милиционером.

Но когда он закончил школу, началась война, и Юрий Никулин стал солдатом. Он защищал Ленинград, был награжден медалью «За отвагу»...

И все-таки попал в цирк! Потому что Юрий Никулин — как раз такой человек, о каком поется в клоунской песенке.

...Быть может, когда я — вот он, Одной печалью станет меньше

у кого-то!..

Выходит, ровным счетом,

На свете больше станет радостью

одной!..

Многие клоунские тайны открыл Никулину Карандаш. А сколько вообще у клоуна разных хитростей и секретов! Как бьют из глаз фонтаном слезы... Как смастерить хлопушку, чтобы с огнем, дымом и жутким треском она взрывалась на манеже... Или соорудить костюм с несметным количеством карманов, чтобы в них можно было спрятать графин с водой, огромный бутафорский нож, пузатую бутыль, собаку или кошку...

И по всему белому свету раздобывать смешные странные вещи — резиновые гири, гигантскую галошу, допотопную дудку и скачущую трость!.. И сочинять к этим штукам шутки. И делать вид, что это легко.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?