Техника - молодёжи 1940-01, страница 34

Техника - молодёжи 1940-01, страница 34

частота. О, он хорошо знал, насколько прихотливо это поле! Не один конструктор потерпел поражение, борясь с его капризами. Пусть оно точно рассчитано, пусть по приборам тщательно настроен генератор, отрегулированы накал катодов, напряжение на анодах, частота... Но, если вдруг в промежутке между пластинами конденсатора появилась муха или если тело, подвергающееся воздействию поля, изменило несколько положение, в тот же момент ломается рисунок силовых линий или же вовсе срывается генерация —и никакого поля нет. Тогда снова нужно подстраивать всю систему.

При той высокой частоте, которая пульсировала в генераторе Тунгусова, еще капризнее вело себя поле. Где уж тут подстраивать и налаживать, когда сквозь это л~ — -эижется толстое, грубо очищенное

от ко И 1

то! ;

Тунгусов окружил все простран-; ство поля сложной системой тонких, невидимых инфракрасных лучиков. Они скользили по поверхности бревна, ощупывая его меняющиеся очертания, а фотоэлементы улавливали их сигналы и в зависимости от ч|юрмы отрезка бревна, вступающего в рабочее пространство, меняли настройку, меняли положение конденсаторных лап, заставляя их дрожать, расходиться или сближаться, чтобы сохранить нужный для сушки режим поля. Бревно само управляло генератором. Все было предельно автоматизировано в этой замечательной установке. Тунгусов утверждал, что только в первое время нужен будет человек, чтобы окончательно проверить правильность монтажа, а потом помещение можно будет закрыть на замок: бревна сами будут себя обслуживать, проходя на конвейере из одного отверстия в йругое и высушиваясь на ходу.

С каждым днем сооружение становилось законченнее, строже, изящнее. Отдельные части его изготовлялись тут же, в остальной половине помещения, превращенной в слесарную мастерскую. Вначале они занимали много места, люди теснили друг друга. Теперь, отделанные до конца, отшлифованные, блестящие, эти части занимали свои места, удобно, как бы арифметически, складывались, входили одна в другую. Становилось просторно. Мастерская сокращалась и понемногу исчезала.

Конвейер был проверен. Несколько десятков бревен уже проползли сквозь цех, перешагнув полукруг провала. Самый генератор возвышался над ним причудливым сооружением, закрытый густыми сетками, улавливающими его опасные волны. Драгоценные лампы в последнюю очередь заняли свои места и уже пробовали журчащий душ водяного охлаждения.

Утром, приходя в этот новый цех завода, Николай уже не устремлялся, как прежде, к очередной детали сооружения, которая в этот момент рождалась из металла в гуле станков. Он отходил в угол, к высокому шкафу трансформатора, и глядел внимательно и с волнением, как художник смотрит на свою картину, в которой нехватает еще нескольких пятен. Получается или

Да, получалось то, чего хотел Тунгусов. Получалась не только машина, которая, конечно, оправдает технические замыслы конструктора, но произведение человека, овладевшего искусством победы над непокорными силами природы.

Узорные кафели пола около машины уже освободились от густого налета металлической ныли, масла и грязи. Светлое пространство занимало все большую территорию. Комсомольцы перестали курить у конвейера. В углах появились урны.

Тунгусов прекрасно знал, что через три дня все будет готово, и тогда можно испытывать машину. Но он молчал. И никто не спрашивал об этом. Какое-то молчаливое соглашение заставляло бригаду не говорить о конце, об испытании. Только ди

ректор Храпов заходил теперь каждый день «полюбоваться» блестящим сооружением и тревожно спрашивал Тунгусова, по-чему-то отводя его в сторону:

— Ну, как со сроком? Управитесь?

— Управимся, — лаконически отвечал Тунгусов.

— Когда же думаете кончить? Ведь испытать надо заранее, а то мало ли что...

— Ничего не будет, Никита Егорыч! И испытаем во-время и пустим в срок.

...Это случилось неожиданно для всех. Однажды днем, когда вся бригада была в сборе, заканчивая монтаж вентиляционной системы, Тунгусов сказал просто:

— А ну, ребята, давайте попробуем...

Все сразу его поняли и затихли. Одно

из заготовленных заранее бревен было положено на лоток конвейера вне помещения.

Тунгусов, ни на кого не глядя, в последний раз внимательно просматривал установку. Кто-то из комсомольцев подошел к нему.

Николай Арсентьевич, позвонить Ан-

пульта и схватил Николая в свои

вежьи объятия. Дружное «ура» зазв.......

в стеклянных витринах цеха. И когда Анна наконец добралась сквозь строй i давших на Николая комсомольцев, чтобы пожать ему руку, она ясно почувствовала, что одного этого рукопожатия мало, чтобы выразить охвативший ее порыв.

Ита

был)

не?..

- ответ!

I Нико-

эчему-то не

Конечно... позвонит лай с усилием, потому что о этот момент думал об Анне и решался сам вызвать ее.

Войдя в цех, она сразу поняла все по торжественному молчанию комсомольцев, растянувшихся группой вдоль установки, и по позе Тунгусова, стоявшего у пульта генератора, по другую сторону конвейера.

— Хотим попробовать, что у нас получилось, — улыбаясь, произнес Тунгусов и включил рубильник генератора.

Все остальное произошло само собой. Постепенно стали набухать огнем лампы, спрятанные за решетками экранов. Загудели, как ульи, трансформаторы; зашелестела вода охлаждения; внизу, в провале, над самой лентой конвейера зажужжал пропеллер вентилятора.

Николай, засунув руки в карманы, следил за стрелками приборов, на которых красной черточкой был указан заранее определенный режим работы генератора. Стрелки одновременно подошли к этим красным пределам.

В тот же момент, тихо журча роликами, двинулся конвейер. Дверца, закрывавшая входное отверстие в стене, отскочила вверх, и из-за нее быстро выплыло бревно. Подойдя к провалу, оно, как бы испугавшись, почти остановилось и стало постепенно, с опаской входить в пространство между трепетавшими желобами конденсаторов.

Белое облачко пара, срываемое ным потоком, заструилось над у срезам и двинулось, расширяясь ясь, охватывая все новые участки иревна, входящего в электрическое поле. В конце его пар иссяк, и толстый комель дерева снова лег на услужливо шмыгнувшие под него звенья конвейера.

Люди молча следили за всеми этими движениями. Николай, с виду спокойный, испытывал страшное напряжение. Он настолько хорошо представлял себе, чувствовал работу своей машины, что в этот решительный момент как бы перевоплотился в нее. Внутри его что-то сжималось, стараясь помочь генератору справиться с задачей—охватить, опутать силовыми линиями проходящее бревно, удержать хорошо вспыхнувшую генерацию-

Анна, Федор, комсомольцы, волнуясь, следили то за бревном, то за выражением лица Тунгусова, стараясь по нему узнать, верно ли работает машина.

Наконец Николай оторвал взгляд от удаляющегося ствола и, встретив напряженные вопросительные взгляды, улыбнулся. Это был ответ, которого все ждали. Он добавил: — Хорошо! Все в порядке. Федор не выдержал. Он сорвался с места, обежал кругом, вскочил на площадку

воздуш-гловатым I сгуща-

высокочастотная сушилка создана. Вопреки всем препятствиям трудностям, вопреки сомнениям и поро прямому недоверию, особенно со стороны скептиков в главке электротехнической

древесные стволы медленно и спои как бы подражая в своих движениях ретателю машины, проплывали сквозь рабочее пространство генератора и выходилим цеха высушенными до конца.

Процесс, который требовал обычно » гих суток, теперь совершался на гл| людей в течение нескольких минут, была победа. Победа техники, настоящей передовой науки, творческого труда и лости. Значение ее распространялось ко за пределы одной лишь отрасли мышленности. И этот масштаб победы чувствовал каждый из ее участников. Вот чего в эти дни их лица сияли такой л дорной и гордой радостью. Победителен чувствовал себя каждый. В самом деле, кому принадлежала победа? Ну, Тунгуса решил научно-техническую проблему. № ведь это Федор Решетков «выкопал» Туш гусова и придумал начать это дело на 3(.| воде № 26 и «шевелил» потом заводск; администрацию. Ничего, конечно, 1 бы, если бы Храпов и Вольский не начаиГ действовать энергично и не созвали того1 знаменитого совещания с Витковским. вершенно ясно, что и на эт могло бы погибнуть, если бы не Айна Ре-1 дан, предложившая обратиться прямо к f i наркому. А комсомольцы-бригадиры?.. О, I каждый из них хОрошо энал, -какая <*-машины сделана его руками!

Победа была общая, коллективна:

Анна поняла ее крупный общее смысл. Победа должна рождать другие по- I беды. Открытие нового цеха должно быть \ торжественным праздником. Пусть будет много гостей, представители других заводов, научных кругов, печати... Пусть знают все, как надо побеждать, пусть посмотрят, что они сделали.

Торжественный пуск нового сушильного цеха состоялся за неделю до срока, щанного Тунгусовым наркому.

Сотни три гостей, не считая водских, собрались -в театральном клуба. Директор открыл заседание. Вольский выступил с докладом о научно-техническом и промышленном значении туагу-совского генератора.

Тунгусов с частью своей бригады был в; цехе, готовясь к демонстрации. Во время доклада Вольского прибыл нарком в сопровождении Витковского и еще несколько товарищей из наркомата. Анна встретил» их и провела прямо в цех. Здесь произошла вторая встреча Тунгу-'

зицией

парко»

Войдя в ярко освещенный цех, наркои остановился в изумлении. Он ожидал увидеть здесь обычную опытную установ; заводского изобретателя, скромную и к старную, интересную по своей сути, но требующую еще соответствующего оформления для массового -производств! перед ним сверкало изящной к частей, блеском отделки какое-т совершенное произведение инже> кусства. В нем ясно ощущалао между производственным смысл* и ее внешними формами.

С минуту нарком стоял мол , прищурив глаза, откровенно любуясь расщ нувшимед перед -ним зрелищем.

Он знал уже — ему рассказал ну Храпов — о том, что все расчеты ниже

40

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?