Техника - молодёжи 1941-04, страница 53

Техника - молодёжи 1941-04, страница 53

унтер-офицер, услышав г топот лошади я увидев полковника, хотел было скомандовать «смирно». Но я отмахнул ему и по. ехал шагом рядом с частью.

Взвейтесь, соколы, орлами, Полно горе горевать, То ли дело под шатрами В поле лагерем стоять! — заливались солдатские голоса. • Лица стрелков были бодрые, веселые, шаг был широкий, часть шла в ногу, слышался ровный хряст снега, начинавшего уже подтаивать на февральском солнце.

Я поровнялся с офицером и изумился: это был тот же прапорщик, который вел маршевую роту к нам в мастерскую. И солдаты были те же. Вон тот же длинный правофланговый, отбивающий теперь мерный шаг в первом ряду роты. Что случилось с командой? Как произошло такое быстрое превращение понурой толпы в молодецкую роту?

Причина была ясна! Теперь на плече каждого солдата была винтовка, теперь из безоружного он превратился в бойца. И войсковую часть не узнать! Я с удовольствием смотрел на бодро идущие ряды...

Эта картина, однако, заставила меня подумать и о другом. Я видел теперь, какое значение имеет снабжение оружием, как оно преображает человека. Но, думалось мне, преображение это могло быть лишь временным. Катастрофу с винтовками я оценивал раньше лишь со стороны количества, с точки зрения языка цифр, статистических данных: сколько нехватает в армии винтовок, сколько изготовляют оружейные заводы, сколько винтовок удалось закупить. Но я не обращал внимания на моральную сторону этого дела, на психику войск, имеющую громаднейшее значение на войне. Какое неблагоприятное, скажу больше—разлагающее влияние должен оказывать недостаток винтовок на моральное состояние призванных! Какие мысли и какие чувства должны возникать у людей во время долгого пребывания без оружия в батальонах, где для обучения выдавались простые пал

ки!

КТО ВИНОВАТ?

ведения в жизнь большой военной программы.

— Хорошо так говорить, — возразил он, — Нас все равно втянули бы в эту потасовку... Вот чего я не понимаю, — вдруг с какой-то запальчивостью начал штаб-офицер. — Ну хорошо, предположим, что тяжелая артиллерия — слишком большой и сложный вопрос. Нам трудно было справиться с этим делом. Но мне совершенно непонятно, как могло ваше Главное артиллерийское управление не позаботиться о том, чтобы заготовить необходимое количество винтовок и снарядов к полевой артиллерии. Ведь пополнения приходят к нам большей частью безоружными, нам девать их некуда, они только -развращают личный состав. Вы оружейник, — как могли вы так халатно отнестись к этому важнейшему вопросу?!

Тяжело было мне слушать эти обвинения в халатности и преступной небрежности. Я не мог отвечать спокойно.

—1 Я категорически вам заявляю, что все количество винтовок, а также снарядов к полевым пушкам было заготовлено Артиллерийским управлением согласно установленным нормам...

— Хороши ваши нормы, мы видим теперь, каковы они! —резко перебил меня штаб-офицер^

Я окончательно вышел нз себя:

— Не наши, а ваши нормы! Вы-то, вы-то сами как представитель генерального штаба, как могли вы так халатно, так преступно отнестись к определению норм запасов оружия! Вы офицер генерального штаба. Вы должны знать, что нормы запасов оружия определяли мобилизационный комитет генштаба и особая комиссия генерала Поливанова, а совсем не ГАУ; последнее является только исполнителем ваших указаний.

— Ну, вы защищаете так ГАУ лишь потому, что вы сами в нем служите. А что делал ваш генерал-инспектор артиллерии, который обязан был инспектировать все отрасли артиллерийского снабжения, а следовательно, и крайний недостаток норм?

Все одно и то же —с кем ни загово

ришь, куда ни приедешь, думал я, везде одни и те же горькие обвинения. От них никуда не скроешься, никуда не уйдешь. Никто, конечно, не интересовался, не читал й""ие стал бы читать Положения о ге-нерал-инспекторе артиллерии, который должен был проверять главным образом обучение строевых частей артиллерии. Никому, конечно, не были Известны ни нормы оружия, установленные генштабом, ни действительное наличие наших запасов, ни сроки возможного выполнения новых заказов на винтовки со всеми трудностями развития производства. ГАУ считали повинным за все, оно делалось единственным козлом отпущения за поворот в ходе кампании. Несмотря на то, что я как член Артиллерийского комитета абсолютно не имел никакого отношения к снабжению, мне, может быть, чаще, чем кому-либо другому, приходилось выслушивать "все эти обвинения. Ведь я бывал не только в штабах, но главным образом в самих войсковых частях, при осмотрах оружия в пехоте, которая более всего страдала от недостатков в боевом снабжении, расплачиваясь за них своей кровью и жизнью...

С тропы, проложенной от окопов, мы свернули на. дорогу. Мимо .нас тянулся громадный транспорт раневых. На крестьянских телегах, которые с трудом везли тощие лошаденки, лежали на соломе раненые. Изможденные страданиями лица, окровавленные повязки*. Около телег, держась за.: них, тащились стрелки, получившие более легкие ранения.

Не все ли равно для них, кто виноват в их муках и страданиях! Что значит для них Главное артиллерийское управление или Главное управление генштаба! Какое им дело до всего этого! Как бесцельны были наши взаимные упреки, дрязги, самооправдания!

«Вот оно, каше общее преступление — ........~ь войну без достаточной подготовимся надлежащего количества во-ия, — думал я. — Да, преступление! кие разговоры не помогут нам скрыться от ответственности за него».

(Продолжение следует)

Т

С февраля месяца Ломжа и близлежащие города — Остроленка и Прасныш — стали подвергаться бомбардировке с аэропланов. Почти каждое утро в предрассветной дымке появлялись эти незваные гостя, сбрасывая свои смертоносные подарки. В Остроленке бомбой была разрушена часть дома,. где помещалась оружейная мастерская.

Конец месяца застал меня в 6-м Сибирском корпусе, входившем в состав II армии, которая предохраняла подступы к Варшаве.

Чуть брезжил рассвет, в туманном сумраке еле виднелись наши окопы. Падавший всю ночь снег прекратился, ветер утих. Вокруг, куда ни кинешь взор, далеко простиралась покрытая снегом пустынная равнина с редкими полуразрушенными деревушками. Царившая мрачная тишина изредка прерывалась гулом летящего снаряда, ударом и взрывом, выбрасывавшим громадный столб черного дыма. Немецкая тяжелая артиллерия вела обычный обстрел наших позиций.

Закончив работу, я возвращался в штаб корпуса вместе с начальником штаба одной из дивизий. Все передвижения приходилось совершать ночью, так как наше расположение отлично было видно с немецкой стороны и противник открывал огонь даже по отдельным людям. -

С русской стороны царило полное безмолвие. Тяжелой артиллерии у нас было ' слишком мало, чтобы состязаться с германскими дальнобойными орудиями. Не было н снарядов.

— Надо было уладить конфликт мирным путем, — говорил я .своему спутнику,—надо было задержать войну до про-

СУРЬМЯНО-ЦЕЗИЕВЫЕ ФОТОЭЛЕМЕНТЫ

Назначение всех электрических i ков света состоит в преобразовании электрической энергии в световую. Фотоэлементы выполняют прямо противоположную функцию — превращают световую энергию в электрическую. В основе действия фотоэлемента лежит свойство света при падении на металлическую специально обработанную поверхность вырывать из нее электроны. Эти электроны и создают электрический ток. Легче всего вырываются электроны из таких металлов, как натрий, кальций, цинк и, в особенности, цезий. У нас сейчас применяются в различных отраслях народного хозяйства кислородно-це-зиевые фотоэлементы, где электроны вылетают из фотокатода со сложной поверхностью, состоящей из серебра, окиси серебра, окиси цезия и чистого цезия.

В лаборатории Электролампового завода разработаны новые высокочувствительные фотоэлементы. Их катод состоит всего из двух веществ — сурьмы и цезия. Это сочетание, как оказалось, дает наиболее сильный фотоаффект. Фотоэлемент дает ток силой до 150 микроампер на один люмен падающего света.

Существующие кислородно-цезиевые фотоэлементы обладают тем недостатком, что уже через 50 часов работы теряют до 75% своей первоначальной чувствительности. Сурьмяно-цезневые же фотоэлементы, проработав даже 4 тысячи часов, все еще

сохраняют свою чувствительность на 70—

Благодаря своим высоким вые фотоэлементы весьма удобны для при-менения в звуковом кино. Они обладают еще одним важным свойством — чувствительностью к цвету. С помощью сурьмя-но-цезиевых фотоэлементов можно поэтому осуществлять передачу по проводам цветных изображений (фототелеграмм).

51

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?