Техника - молодёжи 1965-07, страница 29




Техника - молодёжи 1965-07, страница 29

ПОД КОЛЕСОМ СУДЬБЫ

не так-то приятно оказаться на треке, даже если ты опытный гонщик, не раз побывавший в переделках... Но с какой стати, спрашивается, должны страдать те, кто сидит не за рулем, а на скамейках трибун? Этот вопрос все чаще задают любители автомобильного спорта на Западе устроителям опасных аттракционов. Да и сами участники состязаний недовольны условиями, когда «менеджеры» в погоне за прибылью игнорируют требования техники безопасности. Неспроста, видно, известный аргентинский гонщик Хуан Мануэль Фанхио, чемпион мира 1951 и 1954 годов, после страшной катастрофы на автодроме в Буэнос-Айресе бросил любимый спорт. «Моторы становятся все мощнее, а машины все легче, — заявил он. — Это опасно для жизни». Что ж, неужели таблица гоночных рекордов подошла к своему пределу? Ведь этот спорт мужественных и стремительных, развивающий быстроту реакции, так нужен сейчас, когда мы стоим у порога революции в наземном транспорте!

Настала, видимо, пора инженерам, а не одним спортсменам подумать о судьбах гоночного спорта. Нужны более надежные конструкции автомобилей и треков с применением современных материалов. Нужны новые технические средства, обеспечивающие безопасность на гоночных дорожках, — от шлема до автоматического тормоза.

ЖОКЕЙСКАЯ КЕПОЧКА -ПЛОХАЯ ЗАЩИТА ОТ КОПЫТ,

и тем не менее конники-спортсмены не прибегают к услугам металлических защитных шлемов. А зря! Не все традиции хороши.

СХВАТКА

Анатолий ШВАРЦ

НА
МОЛЕКУЛЯРНОМ
УРОВНЕ

Как клетки запоминают недругов

Добро и зло не так уж относительны — их различает даже клетка. Однажды повстречавшись с микробом, она узнает его много месяцев спустя. И энергично атакует. Ни одна бацилла, побывав в организме животного, не может рассчитывать здесь на радушный прием. Защитные клетки до смерти не забывают ее облика и, самое важное, сообщают вражеские приметы потомкам, как-то предупреждают их об опасности. Даже в десятом поколении лимфоцит не спутает чужака с какой-нибудь случайно заблудшей клеткой тела.

В этом смысле он действительно злопамятен. И прямо-таки беспощаден. Особенно когда микроб-рецидивист, нарушив первозданную чистоту тканей, повторно проникает в чужие владения.

Откуда такая злость? Как лимфоцит узнает врага? Что ведет его в бой? Ведь другие клетки миролюбивы

Кролику привили микроб — листереллу. Спустя некоторое время посеяли защитные клетки подопытного животного на особую среду. Лимфоциты скоро освоились, стали размножаться, расти во все стороны, — словом, шло обычное мирное житье. Но вот в чашку капнули свежую листереллу — и все. лимфоцитное воинство разом устремилось к ней. Лимфоциты, словно намагниченные стрелки, повернулись в одну сторону — лицом к врагу. И начали быстро расти, протягивать к нему свои щупальца. Каким нюхом учуяли они эту листереллу? И почему были равнодушны к другим бациллам, внесенным в ту же чашку?

Видно, у защитных клеток и впрямь есть какой-то запоминающий механизм, что-то вроде памяти на все чужое. Иначе листерелла не смогла бы при первом же знакомстве оставить в них нестираемый след — знак, по которому лимфоциты различали ее среди тысяч других микробов. Что это за опознавательные приметы? Как они удерживаются в иммунной памяти клетки да еще переходят из поколения в поколение? Каким образом бацилла могла пометить всех встречных лимфоцитов?

Впрочем, хватит вопросов — пора отвечать: микроб в теле, ему наперехват уже мчатся клетки-бойцы. И пока идет борьба, я расскажу вам все, что увижу, что узнаю об их удивительной сноровке, цепкой памяти.

И СНОВА БОЙ...

П мотрите, какая странная картина: первыми на поле битвы ^ появились не воинственные лимфоциты, а их дальние родственники. Вот одна из таких авангардных клеток приблизилась к микробу, обволокла его и... застыла на месте Проходит час, другой, третий — кругом царит мир и покой Никаких схваток, только микроб томится в объятиях клетки. Но он цел и невредим: видно, пришелся ей не по вкусу. А может, не по зубам? Как бы там ни было, клетка вцепилась в него намертво и чего-то ждет, будто знает, что невдалеке формируются батальоны подкрепления.

И верно: к месту битвы со всех сторон спешат тысячи бойцов. На сей раз это действительно лимфоциты С ходу вступая в бой, они целиком заглатывают микробов, гоняются за ними по всему полю.

Идет генеральное сражение Но авангардная клетка в нем не участвует, она свое дело сделала — обработала микроб ферментами и подала его лимфоциту, можно сказать, на блюдце: ешь, мол, добивай. Тот, разумеется, не заставил себя долго упрашивать.

25



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?