Техника - молодёжи 1970-05, страница 59




Техника - молодёжи 1970-05, страница 59

ОГНЕВЫЕ БУТЫЛКИ

Uf аркий августовский полдень.

""В степи пряно веет увядшими травами. Высоко над головой заливается жаворонок. По отлогому косогору прямо на человека ползет стальная «черепаха». Трагический диалог: человек и танк. Руки непривычно дрожат. Машина надвигается неторопливо, уверенно покачивая хоботом пушки. Все ближе и ближе-Уже отчетливо видны отполированные до блеска траки. Лязг гусениц и рев двигателя заглушают все остальные звуки. Двадцать метров... пятнадцать... десять... танк неумолимо приближается. Но что это? Человек приподнимается и бросает в бронированное чудовище... бутылку. Неудачно — перелет. Однако мощный факел вспыхнул позади танка, и пламя лизнуло корму. Еще бросок! На этот раз точно. Пламя охватило всю машину. Несколько судорожных, словно в агонии, рывков, и огромный костер остановился, двигатель замолчал навсегда.

Так 15 августа 1941 года закончились последние испытания химического запала. А вот и результаты — пожелтевшие страницы протокола почти 30-летней давности: «Все запалы (в количестве 4 штук), брошенные на работающий танк, произвели безотказное воспламенение». Вместе с членами комиссии акт подписали и авторы изобретения: А. Качугин, М. Щеглов, П. Солодовник. Нам удалось разыскать этих замечательных людей. Все они сегодня живут в Москве. Предоставим же им слово.

Анатолий Трофимович КАЧУГИН. Биохимик. Автор более полутора сотен изобретений.

~ В первые дни войны нас эвакуировали из Москвы в Саратов. По пути, на волжском пароходе, я поделился с друзьями своей «безумной идеей» — поджигать фашистские танки бутылками с горючей смесью: ведь тогда очень не хватало противотанковых гранат. Коллеги горячо меня поддержали, и в Саратов мы прибыли, собственно говоря, уже с готовым планом работ. Прин-

...Да, мы знали о готовящемся наступлении и, не теряя времени, создавали глубоко эшелонированную оборону, систему огня, зарывались в землю, строили разветвленные полевые укрепления, создавали на наиболее угрожаемых участках противотанковую оборону, минные поля, хотя, к сожалению, мин, как и противотанковой артиллерии, у нас в те дни было в обрез и главную надежду мы возлагали на бутылки с горючей смесью...

И. КОНЕВ, Маршал Советского Союза

цип действия химического запала прост. Он описан в любом школьном учебнике химии. К бутылке прикрепляем резинкой ампулы с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой. Сама бутылка заполнена бензином, керосином, лигроином или маслом. Когда стекло разбивалось о броню, компоненты запала вступали в химическую реакцию и от выделившегося тепла горючее воспламенялось. В лаборатории Саратовского университета мы изготовили несколько комплектов зажигательных бутылок. Первые их наглядные испытания прошли в необычной обстановке — в курительной Министерства заготовок СССР, на столе секретаря обкома партии (для этого нам пришлось выдуть миниатюрные ампулы). Потом начались серьезные исследования — под дождем, в грязи, даже под водой мы раскалывали бутылки, и они безотказно вспыхивали. Успех превзошел все ожидания. Но, честно признаться, когда приступили к решительным испытаниям, мы немного боялись: а вдруг не сработают?

Михаил Алексеевич ЩЕГЛОВ. Старший инженер-технолог мелькомбината имени А. Д. Цюрупы.

— Я считался неплохим городошником, и поэтому кидать бутылки поручили мне. Признаюсь, волновался ужасно, а тут еще досадная ошибка — первую бутылку прома

зал. Ну что же, бывает. Собрался с духом, и вторая уже точно попала в цель. Танк вспыхнул, словно стог сена, и остановился.

Прекрасно помню, как начальник Саратовского гарнизона полковник Роганин, присутствовавший на испытаниях, приказал немедленно выяснить, почему испортилась машина.

Танкист взобрался на гусеницу, открыл башенный люк, но оттуда полыхнуло огнем. Выждав, когда пожар немного утих, он осторожно спустился внутрь и через несколько минут, перепачканный сажей, доложил: электропроводка сгорела, бензопроводы местами лопнули, танк требует капитального ремонта.

— Слышите, изобретатели, что вы наделали? — с притворным гневом закричал полковник. — Вы же сожгли боевой танк. Да вы знаете, что вам будет за это?..

И тут же приказал запустить второй.

Наши бутылки с честью выдержали испытания.

Павел Степанович СОЛОДОВНИК. Заведующий лабораторией Всесоюзного научно-исследовательского института зерна.

— Не прошло и трех дней, как нас срочно вызвали в Верховную Ставку. Мы вылетели с двумя чемоданами бутылок и буханкой «чер-няшки» на троих. Москва не приняла самолет — был налет противника. Нас посадили в Пензе. Только на следующий день мы смогли долететь до Внуковского аэродрома. На улицах столицы было безлюдно, все ночевали в метро. Мы остановились у родственников Щеглова. Когда наутро Качугин позвонил в Ставку, оказалось, что там уже знают о результатах испытаний на саратовском полигоне. Больше того, на одном из военных заводов в двухдневный opoiK был оборудован цех по вылуску зажигательных бутылок. Нам же было дано новое задание — создать химический взрыватель, который срабатывал бы точно через заданное время. Этот взрыватель был разработан и испытан. В его конструкции не было ни одной металлической детали, так что миноискателю он был не по зубам. После этого задания последовали другие, мы сделали множество изобретений, но ни одно из них не имело такого значения для нашей страны, как зажигательные бутылки.

Записал В. Краснокутский

СТРАНИЦЫ БЫЛОГО...

57



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?