Техника - молодёжи 1977-03, страница 32

Техника - молодёжи 1977-03, страница 32
ДАРЯЩИЕ НАДЕЖДУ JM

Я определил продолжительность вспышек и затмений по секундомеру. Сомнений не было. Это маяк Бишоп Рок! Если бы я не боялся свалиться за борт, то я бы всночил и пустился в пляс по крохотной палубе «Тинкербель»! Как здорово, что земля близко, хотя я ее еще и не вижу...

Мореплаватель-одиночка РОБЕРТ МЭНРИ.

«Тинкербель»

ОТ КОСТРА ДО РЕФЛЕКТОРА. На

берегах морей и океанов, на островах и рифах, у входа в гавани несут бессменную вахту маяки, предупреждая корабли об опасности, позволяя им точно «привязаться» к берегу. Маяки относятся к средствам навигационного оборудования (СНО), то есть «к специальным сооружениям, предназначенным для обеспечения кораблевождения: определения места корабля в море, а также для ограждения фарватеров, навигационных опасностей и других объектов». В разделе «Навигация» «Справочника штурмана» дано такое современное определение: «Маяк —капитальное сооружение преимущественно башенного типа, отличительной формы и окраски, оборудованное светотехническим устройством с фонарным сооружением, обеспечивающим дальность видимости огня ночью 15 миль и больше, поставленное в месте с точно определенными координатами».

Древние хроники не сохранили сведений о том, как далеко был виден огонь костра на верхней площадке Александрийского маяка на острове Фарос. Но, судя по тому, что его высота равнялась 170 м — не менее 30 миль. Построенный в 283 году до н. э. маяк незыблемо простоял 15 веков и рухнул, сраженный турками-завоевателями.

По поверью, строители посвятили маяк богам: недаром венчала его вершину 25-метровая статуя Посейдона, а высеченная надпись гласила: «...хранителям богам для блага мореплавателей».

•Александрийский маяк считался одним из семи чудес света, как, впрочем, и знаменитый Родосский колосс, бронзовая статуя бога солнца, воздвигнутая в 290-—280 годах до н. э. 34-метровый колосс простоял лишь несколько лет — до первого, правда, сильнейшего землетрясения. Современники утверждали, что статуя будто бы служила маяком, и в руке у нее был всегда пылающий факел. Стояла она над входом в гавань ногами на оба-берега.

Ни один из древних маяков не сохранился до нашего времени, и судить о них мы можем только по дошедшим описаниям, барельефам, изображениям на монетах. Некоторые же маяки прослужили людям не одну сотню лет и светят поныне: в 1299 году у входа в Эльбу жители Гамбурга поставили, пожалуй, самый старый сейчас маяк. Один из наших маяков — Кыпу (Дагерортский) — высится на острове Хиума Балтийского моря с 1531 года, кстати, до сих пор без особой достройки, а Сырве в Финском заливе — с 1645 года.

В России освещаемый маяк, простую башню с костром наверху, впервые построили по приказу Петра I в 1702 году в устье Дона для «облегчения плавания флоту у Азо-ва». По высочайшему повелению Петра соорудили еще несколько маяков — «в нуждах развивающегося российского флота», зажигали их только при проходе военных кораблей. По отчетам Адмиралтейства, каждый из маяков на островах Гог-ланд и Сескар на Балтике «расходовал 250 сажен (1100 м3) дров и 1500 пудов (24 т) угля в год», причем топливо доставлялось лишь один раз в год, и, если сжигали его раньше срока, маяки оставались без освещения.

Позднее стали применять свечи в стеклянных фонарях и фитильные лампы с конопляным или сурепным маслом. В 1803 году на Кокшхерском маяке (Кери) впервые в России соорудили восьмигранный фонарь с фитильной лампой и медными рефлекторами, изготовленными на Адмиралтейском заводе в Петербурге. Так появилась, по сути, первая свето-оптическая система, позволившая значительно повысить светотехнические показатели маячной техники. В последующие годы реконструировали старые Балтийские маяки, построили еще более 20, причем уже и на других морях: на Черном — 6 (Херсонский, Тарханкутский и др.), Азовском — 2 (Белосарайский и Ени-кальский), на Каспии — плавучий Чистобанкский. 3 маяка появились на Дальнем Востоке, на Камчатке — Дальний, Бабушкин, Раков. Перестроили Петропавловский маяк. Картографическое управление издало первое описание, а затем и атлас с указанием всех маяков и знаков, на нескольких языках.

К этому времени относятся и попытки регламентировать постановку береговых огней, маяков, ввести ответственность «лиц, за ними смотрящих и зажигающих». Еще географ Дионисий из Александрии в I или

11 веке до н. э. рассказывал об одном маяке, поставленном турками на Босфоре, который, подавая ложные сигналы проходящим мимо кораблям, заманивал их на камни с сильным течением. Попавшие «на удочку» суда разграблялись. Упоминал он и о прибрежных жителях, «из-за преступных и корыстных целей зажигавших огни в различных местах для введения в заблуждение моряков». Этим жителям по тогдашним положениям (позднее названным «Береговым Правом») за содействие в спасении погибающего корабля, товара, команды, пассажиров полагалась определенная доля спасенных ценностей. Постановка ложных огней по берегам морей приняла, вероятно, столь угрожающие масштабы, что заставила ряд стран принять законы, признающие подобные действия преступлением. В России «Уложением о наказаниях уголовных и исправительных» «такое действо» признавалось «тяжелым преступлением и каралось 10—

12 годами каторжных работ».

После войны 1854—1855 годов,

когда стали восстанавливать многие разрушенные маяки, смонтировали первые Френелевские аппараты — восьмигранные параллелепипеды, составленные из 8 дисковых линз с плоскими зеркалами сверху и снизу и с вертящейся механической лампой в середине. Вскоре дисковые линзы дополнились трехгранными периферическими. Важное новшество — замена в осветительных лампах растительных масел минеральными — керосином, пиронафтом. Появились и механические лампы, в которых топливо к горелкам подавали помпы с механическим, наподобие часового, приводом.

К началу XX века светомаячная техника располагала уже электрическими лампами накаливания и ке-росино-калильными горелками, в которых свет излучала раскаленная сетка, нагреваемая пламенем керо-сино-воздушной смеси. В отличие от фитильных ламп яркость горелок в три раза больше, а расход горючего вдвое меньше. Электричество прижилось далеко не сразу, хотя впервые лампы накаливания установили еще в 1858 году на Одесском и Дуврском маяках. Однако при отменной яркости электрического света считалось, что на большом расстоянии «он менее доступен глазу и, кроме того, не может проникнуть сквозь туман». Особенно много сомневающихся в электрическом свете было ш Англии. Пришлось провести многолетние

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?