Техника - молодёжи 1977-11, страница 37

Техника - молодёжи 1977-11, страница 37

вера сюда идут отличные дороги, они настолько хороши, что по ним удалось провезти такой капризный груз, как стотонное зеркало БТА.

Площадка — это устойчивая к земным колебаниям опора гиганта. Взять, к примеру, облучатель — приемную антенну, собирающую радиоизлучения от зеркал АПП: находясь на высоте двухэтажного дома, на подвижной платформе, похожей на «бронепоезд», он фиксируется с точностью лезвия бритвы ± 0,1 мм под углом 1 с дуги. Иначе нельзя — невозможно «выйти» на объект, собрать его радиоизлучения и точно определить координаты.

Геодезисты с искусством ювелиров расположили по кругу все 895 щитов АПП (да еще 122 щита плоского отражателя внутри круга). При этом каждый из щитов с точностью до долей миллиметра можно перемещать по радиусу: а по азимуту и углу места его выставляют с допусками в доли угловой минуты. Эта операция (ее называют юстировка) ведется с такой тщательностью, что если под опору уровня попадает песчинка, какие-то 0,2 мм, то платформа под щитом будет выставлена с недопустимой для РАТАНа погрешностью в целую угловую минуту.

Как же удалось смонтировать такое циклопическое сооружение с ювелирной точностью? Сделали это геодезисты. Еще каких-то 10—15 лет назад они отказались бы провести юстировку с погрешностью при сборке меньше одного сантиметра или угловой минуты. Но теперь их орудия не только нечувствительные к температурам инварные ленты, но и радиометры и лазеры. Да и геодезистами их называют лишь по традиции — это монтажники-ювелиры.

РАТАН одновременно и строится и работает. Первый сигнал из космоса получен на нем 12 июля 1974 годз. С тех пор на телескопе проведено

екта дается ответ на вопрос: где искать? Ведь нельзя же, в самом деле, прослушивать космос во всем радиодиапазоне. Ученые полагают, что радиостанции инопланетян могут работать в диапазоне от 1420 до 1662 МГц. Первая частота, на которой излучает самое распространенное в природе вещество — атомарный водород; на второй «работает» гидроксильная группа — соединение, вполне вероятно, входящее в состав всего живого. Вместе же эти два соединения образуют молекулу воды, вот почему этот участок радиодиапазона образно назван «водяной дырой». Быть может, полагают ученые, в космосе, как на Земле, разные виды встречаются у «водопоя».

Но как уловить сигналы иных цивилизаций, которые из-за отдален-

более двух тысяч сеансов. Вначале заработал северный сектор — это и понятно: здесь наблюдают самую «урожайную» на радиоисточники южную часть неба. Затем к нему присоединился южный, который с помощью отражателя — вертикальной антенны внутри кольца — тоже исследует полуденную часть небосвода. Но недалеко то время, когда в работу включится все кольцо, все 895 щитов, управляемых единой ЭВМ, — другие ЭВМ будут фиксировать и автоматически обрабатывать сигналы вселенной.

Приехав на РАТАН, я мечтал увидеть этот гигант в действии. И вот однажды вечером Д. Корольков повел меня в комнату, где астроном С. Пустильник прокручивал на приборе, напоминающем магнитофон, пленку с записью наблюдений. На экране осциллографа появлялись сигналы, похожие на крохотные молнии, а пишущая машинка, связанная с ЭВМ, печатала результаты наблюдений.

— Это очень слабый сигнал от одной из самых интересных радиогалактик, — поясняет Корольков. — РАТАН позволяет не только наблюдать, но и изучать ее — он очень зорок... Хотя картина наблюдения и не впечатляет неспециалиста.

А затем С. Пустильник пригласил меня на сеанс наблюдения. И вот я стою на «палубе» одного из трех действующих «бронепоездов». Хотя все они в принципе однотипны, наш специализируется на внегалактических объектах — такой же «бронепоезд» поодаль: на нем наблюдают галактику, а на третьем исследуют объекты солнечной системы.

— Вам понятно, как работает РАТАН? — спрашивает Пустильник.

Я киваю: мне кажется, я вижу огромную, бОО^метровую чашу, от которой «осталось» одно кольцо. Щиты антенны по окружности (ее

ности могут оказаться чрезвычайно слабыми? Для этого, как пишет лондонский журнал «Спейсфлайт», специалисты американского ведомства НАСА предлагают три пути. Первый — земной: построить такую сеть радиотелескопов, которые в сумме были бы эквивалентны параболической антенне диаметром 5 км! А для этого, пишет журнал, «выходные сигналы от каждой из тысячи радиоантенн диаметром сто метров с управляемой диаграммой направленности должны передаваться по фазированным линиям передачи в центральную ЭЗМ, которая будет координировать работу полностью автоматизированной системы... и выделять слабые сигналы из фоновых шумов».

Второй вариант — космический. Вывести на орбиту Земли антенну диаметром 3 км. Отправить ее туда

точный диаметр 576 м) собираются в поверхность, прилегающую к эллиптическому конусу. Вот они развернулись так, чтобы идущая из космоса волна приобрела форму цилиндра. Щиты облучают рупор на крыше «бронепоезда», который уже сжимает этот цилиндр в пятно, близкое к точке, и этот «радиозайчик» по волноводам попадает в радиометр.

— Но как вам удается «поймать» объект и следить за ним? — спрашиваю я. — Ведь чаша антенны неповоротная.

— Вращается небосвод, — отвечает ученый и тут же поясняет: это эффект суточного обращения Земли.— Главное — точно выбрать место свидания с космическим радиообъектом. Телесный угол можно сравнить с лучом фонарика, в который попадает объект — галактика, звезда, планета. Двигая вторичное зеркало, мы можем продлить «космическое свидание» до одной-двух минут, а с помощью ЭВМ и еще больше. Для нас, радиоастрономов, это так же важно, как для наших коллег-опти-ков увеличение экспозиции фотопленки. Увеличивая время «свидания», мы накапливаем энергию сигнала, который нередко оказывается очень слабым; выделяем его из шумов. . Однако, извините, рассказ придется прервать — начался сеанс.

Незадолго перед отъездом я пришел на лекцию. Совсем еще молодой ученый А. Горшков делал обзор — нет, это было не суммирование литературы по какому-то разделу астрономии, а обзор неба. Его позволяет проводить тот самый вертикальный отражатель, что находится в южном секторе РАТАНа. Гигантские размеры делают реальными наблюдения сразу за большим участком неба, а изучение его в новом, коротковолновом диапазоне обещает «урожай» неведомых небесных радиоисточников.

можно будет секциями, с помощью «космического парома», который уже испытывают в США. Там, в мире без тяжести, будет работать гигантская чаша, защищенная экраном от радиопомех с Земли.

И третий вариант — лунный. Специалисты НАСА предлагают установить гигантский радиотелескоп на обратной стороне Луны — наш спутник прикроет его от земного радиошума...

Хочется верить, что проект «Циклоп» будет воплощен в жизнь. Порукой этому развитие радиоастрономии и международное сотрудничество ученых. Если он окажется успешным и человечество впрямь повстречает братьев по разуму, тогда, быть может, начнется эпоха Великого кольца, о которой мечтал советский фантаст И. Ефремов.

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?