Техника - молодёжи 1978-11, страница 53

Техника - молодёжи 1978-11, страница 53

за десятилетия, а планетные системы — за миллиарды лет.

Миниатюрное искусственное солнце мгновенно испаряет вещество, превращая его в газ. Давление внутри шара несколько миллионов атмосфер, и газ, расширяясь, сокрушает все на своем пути. Лишь где-то на расстояниях, измеряемых километрами, ударная волна затихает...

При подземном ядерном взрыве плавится около 500 т горных пород на килотонну мощности Заряда. Металлургам, чтобы переплавить такое же количество руды, понадобится несколько месяцев.

Нефтяников и физиков, увлекшихся «нефтяным проектом», набралось немало у нас и за рубежом. Но дело, пожалуй, не в том, где и кто первым сказал «а», это легко: гораздо труднее превратить эту фантастическую идею в реальность.

Общая картина взрыва была ясна, теперь следовало перебросить мосты через существовавшую пропасть, на одной стороне которой была нефть, на другой — ядерный взрыв.

Когда несколько лет назад начали буриться первые «шурфы» для ядерных зарядов, ученые и проектанты уже располагали многочисленными экспериментальными данными. Они могли ответить на главные вопросы: как именно будет работать этот необычный подземный труженик.

— Сначала было два подземных ядерных взрыва в нефтяном пласте, а потом еще один, — рассказывает участник одного из экспериментов, доктор технических наук. — Практически была охвачена лишь центральная часть месторождения. Но уже в первые дни стало ясно, что опытно-промышленный эксперимент удался. Подобные нефтяные месторождения я называю «угасающими». то есть, по существу, они уже выработаны. Если проследить здесь за кривой добычи нефти, то нетрудно заметить, как резко она падала. После взрывов все стабилизировалось, и теперь скважины загружены равномерно.

— Эффект взрывов сказался только на нескольких скважинах?

— Очевидно, трещины образовались и за пределами теоретически рассчитанной области. Это очень сложное явление — образование трещин. Необходимо провести несколько экспериментальных взрывов, чтобы до конца понять, каким образом они появляются и распространяются.

Главное, первый эксперимент, — закончил ученый, — позволил теоретически н практически доказать, что при подземных ядерных взрывах можно надежно обеспечить сейсмическую и радиационную безопасность всех, кто участвует в про

ведении взрывов, добыче и переработке иефти, а также полнейшую безопасность населения... Сейчас мы должны определить, в каких условиях и на каких месторождениях их наиболее рационально применять...

Генеральная репетиция началась в восемь утра.

— Поезжайте на скважины, там проверяют их герметичность, — посоветовал председатель Государ ственной комиссии, — здесь уже ничего интересного не будет...

А в нефтяном управлении нас уже ждут. Начинается очередное заседание Государственной комис сии. Вновь докладывают метеоролог, дозиметристы, проектировщики, ученые.

— Все службы сообщили, что готовы к проведению опыта, — говорит председатель, — есть предложение назначить его на завтра. Возражений нет?..

Рассвет встречали на командном пункте.

Мне показалось, что необычной силы богатырь внезапно распрямился, приподнял землю и нас вместе с нею, но не выдержал многотонной тяжести, навалившейся на него.

Облако пыли .встало над скважиной, и ветер медленно понес его над полем и рощей.

Через несколько минут служба радиационной безопасности уже подъезжала к площадке. Их машины были видны хорошо.

Вскоре стало известно: выхода радиоактивных продуктов нет. Все нормально.

Вечером вновь собралась Государственная комиссия. Заседание закончилось за полночь. Обсуждались итоги сегодняшнего дня. Корректировался дальнейший плаи.

Последним выступил председатель.

— Первый этап выполнен хорошо, —. сказал он. — Надо форсировать работы на второй скважине. Я думаю, что следующий взрыв мы сможем провести через четыре дня.

Когда в Москве проходил VIII мировой нефтяной конгресс, группа советских ученых и специалистов представила доклад о двух экспериментах использования ядерных взрывов для увеличения добычи нефти. В нем есть такие строки: «В результате первого эксперимента отбор нефти из всех залежей увеличился на 34 процента по сравнению с расчетной ожидаемой Добычей... Во втором эксперлменте было проведено два ядерных взрыва, каждый мощностью около 8 килотонн. Коэффициент продуктивности семи скважин увеличился после этого в 1,3—1,6 раза».

Продолжение следует

| Стихотворения номера;

ВЛАДИМИР БЕЛЯЕВ-ИЖЕВСКИЙ, I кандидат технических наук

! Как за кормой волна, под жерновом

мука

Кипит морскою пеной, И мельника тяжелая рука I На черном поде режет хлеб степенно. Попробуй, он из нашенской муки, Вкуснее нет, чем своего помола, В нем наше поле и тепло руки, 1 Наш пот и труд, как в пашне плуг,

тяжелый. I I И вспомнил я, как с дедом-рыбаком ! j Ходил на лов кефали в ночь путины, ( I Улов, как хлеб, давался нелегко: Коварны черноморские пучины. ' Мы опускали сеть в свою волну, ' Когда светлело небо над горами, I И женщины нам дома вечерами > Тарелки с рыбой ставили к столу. I И говорил им дед: — Клади полней, I Вкуснее иет, чем своего улова, В нем ветра вкус и аромат морей, I Наш nor и труд, как весла в шторм, J

тяжелый...' (Плывут комбайны по волнам степей, ( I Простерлись над равниной синей

зори,

! И встал бок о бок с пахарем полей Мой старый дед бесстрашный

пахарь моря.

ИВАН КУЗЬМИН,

I рабочий

1 + * *

Я — рабочий по профессии, 1 Вся страна — моя родня. I Я и иа Верховной сесснн — j Делегат повестки дня. Заседаю, митингую Сердцем, совестью, умом! Я профессию такую Добывал себе трудом! Власть Советскую от века I Я всегда своей считал.

Все во имя человека — I Вот эпохи идеал. . Наших дней кардиограмма Мне понятна и близка — ' За партийную программу • Голосую у станка.

ГЕОРГИИ НЕСТЕРЕНКО, ' философ

Весом волшебный миг! Пресветлым летом I Заманчив белой ночи звездный лик. ( И зори сходятся. Когда туманным светом Над тишиной волнуется тростник. 1 Внезапное видение: за кромкой Небес звезда нежданная скользит, IИ над лазурью вод за незнакомкой I Мечта тревожной птицею летит.

51

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?