Техника - молодёжи 1979-04, страница 13

Техника - молодёжи 1979-04, страница 13

стон — разнообразные организмы, живущие в поверхностной пленке воды, и бентос — донное «население».

Особенно богат набор бентоса. На так называемой литорали — береговой полосе, обнажающейся во время отлива, можно без всякого снаряжения собирать водоросли и морскую траву, отбивать зубилом крепко приросших к камням морских желудей и устриц, извлекать из песка и из-под валунов двустворчатых и брюхоногих моллюсков, всевозможных морских червей, ловить проворно разбегающихся крабов и других ракообразных. Л стоит надеть акваланг или хотя бы маску с дыхательной трубкой, попадешь в удивительный красочный мир субли-горали — прибрежной полосы, расположенной ниже нулевой отметки морского отлива. Вот где оно — сказочное царство Нептуна! На песке и камнях лежат, распластавшись и не таясь, оранжевые и синие морские звезды, виднеются темные шарики морских ежей, попадаются сплошные скопления мидий, одиночные бело-розовые бляшки гребешков, на скалах колышутся актинии, сидят ас-цидии, а в углублениях дна, под камнями, можно встретиться взглядом с притаившимся осьминогом...

Опустившись на небольшую глубину в заливе Петра Великого, поражаешься удивительному многообразию всего живого на Земле.

Органический мир, по Карлу Линнею, делится на два царства — растений и животных. Каждое царство, в свою очередь, состоит из классов. Так вот, в океане обитают предста^ вители почти всех групп животных — от простейших до млекопитающих. Пожалуй, этого не скажешь о суше. И что интересно и важно для науки — иные организмы ведут хронологию своего видового существования с незапамятных времен. Например, живут сейчас на дне морском такие же моллюски, каких находят в отложениях, образовавшихся многие миллионы лет назад. Прямые праотцы некоторых современных морских обитателей, выражаясь фигурально, видели динозавров и птеродактилей. На суше шло быстрое развитие видов: «пращуры» китов, скажем, успели из рыб превратиться в сухопутных млекопитающих и потом снова возвратиться в море, в корне перестроив весь свой организм, а эволюция некоторых ракушек по какому-то капризу природы давно приостановилась, идет по раз и навсегда заданному циклу.

Упрощенная, остановившаяся в развитии, так сказать, реликтовая анатомия некоторых видов морских обитателей очень интересна для биологов. На простейших образцах несравненно легче постигать тайны физиологически сложных организмов, в том числе и человека, изучать функ

ции органов кровообращения и дыхания, распознавать механизмы возникновения и течения болезней. Словом, результаты исследований морских организмов применяются в конце концов в практической медицине и в некоторых отраслях народного хозяйства.

БЕНТОС В АКВАРИУМЕ

ПЕРВОЕ ОТКРЫТИЕ ВСЕГДА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ЕСТЬ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ СТОИТ

Один из научных работников станции «Восток», молодой биолог Саша Карпенко, круглолицый, русоволосый парень двадцати восьми лет, в тот день пребывал в несколько возбужденном состоянии. Он даже отказался утром от привычного сложного комплекса силовых физических упражнений, что само по себе говорило об исключительности этого тихого и солнечного осеннего дня. Прямо с постели Саша прошел в свое отделение биохимической лаборатории и вместо физзарядки занялся протиранием и без того чистых стекол аквариумов и приборов. Он извлек из воды свою любимую двустворчатую красавицу анадару — единственного здесь моллюска с красной кровью, — аккуратно прочистил у раковины углубления верхней створки,, нежно погладил и опустил на дно аквариума.

Молодой ученый чувствовал себя в том взволнованно-приподнятом настроении, какое у него обычно наступало во время экзаменационной сессии. Да, по сути дела, Саша сегодня и должен был сдавать экзамен. Вся их научная станция готовилась к этому. С ее работами приезжал знакомиться новый президент ДВНЦ, академик Шило — тот самый знаменитый геофизик, о котором рассказывают, будто он видит сквозь землю. А ему, Карпенко, поручили рассказать академику о работе своей группы. Да с ним еще, говорят, целая свита видных ученых, журналистов...

Саша очень старался, хотел блеснуть своей научной эрудицией. Ведь он дорожит своей работой, считает, что ему в жизни крупно повезло. Биостанция «Восток», куда он попал со студенческой скамьи, открывает перед ним широкие перспективы, дает большие возможности для научного роста. Вообще Карпенко полюбил здешние места, сжился с коллективом.

Станция расположилась на заваг ленном валунами берегу высокого, густо заросшего лесом мыска. Живописнейший уголок природы! Неда-

ОКЕАН И МЫ

ром, когда в 1970 году здесь ученые поставили первые палатки, то при рытье котлована под жилой корпус обнаружили стоянку первобытного человека 2000-летней давности. Так что ученые обосновывались на давно облюбованном людьми месте.

Саше Карпенко пришлись по душе порядок и принципы жизни ученых. Здесь сложилась самая настоящая коммуна: все сообща и пополам — и работа, и отдых, и питание. Приятно сознавать, что все здесь сделано твоими руками и при твоем непосредственном участии. Ученые словно пионеры-колонг.тты. Они и естествоиспытатели и строители. От первых палаток семидесятого го-

Почти каждый научный сотрудник станции умеет «ходить» под водой с аквалангом. Нередко в ясный, погожий день простеишие лабораторные исследования морских обитателеи, заготовка проб и препаратов организуются прямо на берегу, в облюбованном месте. Работу одной из таких «летучих» лабораторий вы видите на этих трех снимках. Аквалангисты вернулись с моря. С богатым уловом!

Сотрудницы лаборатории эмбриологии Любовь Медведева и Татьяна Пону-ровская принимают и оценивают добытый научный материал.

Фото А. Кулешова, А. Голубева и Ю. Астафьева.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?