Техника - молодёжи 1979-11, страница 43

Техника - молодёжи 1979-11, страница 43

ГОРНЫЕ ЛЫЖИ НА ВОЙНЕ

ЮРИИ МАКУНИН, капитан II ранга

В самом центре Германии находится горный массив Гарц. Его высшая точка — гора Броккен (1142 м). Высота не бог весть какая, но служаки ведомства Геббельса воспевали Броккен во всю мощь пропагандистских легких. Причины тому были не столько романтические, сколько практические. Сам Гитлер благосклонно относился к горам, а любимая его дача именовалась «Орлиным гнездом». Однажды, наблюдая за беспечными горнолыжниками, фюрер заметил:

— Посмотрите на карту мира, нам скоро понадобятся горные лыжи...

С той поры и началось: «Лицезрение вершин возвышает дух!», «Только альпинист может стать настоящим арийцем!», «Кто не совершил восхождения — тот многого не познал!» — подобные заголовки так и мелькали в газетах, журналах. Особенно молодежных. Затем появилась фабрика по производству альпинистского горнолыжного снаряжения. Реклама рекламой, но только штабисты вермахта знали о том, что этому виду спорта в готовящейся войне отводилась особая роль. Встав в солдатский строй, он должен был сработать неожиданно и надежно.

...Январь 1938 года принес на Броккен много снега. Но если бы любители и вздумали насладиться катанием, их не пустили бы сюда: у подножия вершины расположился воинский лагерь.

Главными действующими лицами предстоящей операции были обер-лейтенанты Грот и Геммерлер и десяток егерей с оружием и горными лыжами. Поджидали высокого гостя из штаба- сухопутных войск — оберста Конрада.

Грот и Геммерлер, профессиональные альпинисты, стояли на вершинах гор многих стран. Побывав у нас, они возвратились с отменными картами редких троп и перевалов, разработали для сухопутных войск тактический сценарий.

«Эдельвейсы» (так они называли себя) должны, как снег на голову, съехать на горных лыжах с Броккена на оборону «красных», чтобы раздавить ее. Внезапность нападения обеспечивается огромной скоростью, неуязвимость от пуль — слалом!

А остальное сделают автоматы, ножи, гранаты.

Вторая часть сценария заключалась в захвате перевала. Одетые "в белое егеря поднимались на горных лыжах там, где не в состоянии продвинуться ни лошадь, ни тем более машина. Внезапно опрокинув оборону перевала, налаживали подъемник с крючьями для переброски орудий, боеприпасов и пр.

Ученье прошло как по нотам. Оберет Конрад был искренне восхищен увиденным... Теперь Гроту и Геммерлеру поручили лично следить за выпуском альпинистского снаряжения, военных подъемников, за подбором белых лошадей и мулов, за обучением егерей горнолыжной технике.

Гору Броккен закрыли для туризма: там вовсю действовал военный горнолыжный полигон. За две недели командированные сюда солдаты и офицеры осваивали технику подъема и спуска на лыжах, основы стрельбы в горах, спасание пострадавшего и т. п. Наиболее способных курсантов оставляли инструкторами. Они, в свою очередь, создавали подразделения, ставшие костяком 1-й горнострелковой дивизии «Эдельвейс», 4-й и других частей, вошедших в 49-й горнострелковый корпус произведенного в генералы Конрада.

Еще до вероломного нападения на СССР «эдельвейсы» совершенствовали науку агрессии на больших и малых горах Норвегии, Финляндии, Греции, Югославии, Чехословакии.

Тихо, без предупреждения врывались «белые призраки» на перевалы важных направлений, расправлялись с охраной. А через час-другой в сторону перевала вытягивалась длинная вереница войск в серо-зеленых мундирах. А «эдельвейсы», отдохнув, устремлялись в очередную долину: на разведку, для диверсий, наведения паники. Пленных они не брали: некогда.

В Западной Европе им редко оказывалось серьезное сопротивление. Скажем, при аншлюссе Австрии солдаты Грота и Геммерлера просто братались с давними приятелями и дальше воевали уже бок о бок.

В Польше получилось иначе. Горнолыжный спорт здесь был развит сравнительно высоко, и «эдельвейсы» получили первый урок настоящей войны от партизан и вооруженных патриотов-горнолыжников. Карпаты обозлили «эдельвейсов» до предела. В каждом хуторе, городке польских Карпат пестрели листовки, в которых населению под страхом расстрела предлагали сдать горные лыжи: их запрещалось хранить, как всякое оружие. Горнолыжникам то угрожали, то сулили льготы, но в конце концов большинство из них попало в плен. Их расстреляли.

...Как известно, дивизия «Эдельвейс», поддерживаемая 4-й горной дивизией, втягивалась в ущелья, ведущие к Эльбрусу, со стороны Кисловодска

Под Эльбрусом, на виду перевала Хотю-Tay, встретились давние соратники — генерал горных войск Конрад и капитаны Грот и Геммерлер. Можно было подвести итоги. Альпинистское и горнолыжное оборудование егерей по сравнению с 1938 годом усовершенствовалось. Они имели специальные лыжи, тяжелые, из «железного дерева» — гикаря. Конструкторы убедились, что гикарю не нужен металлический кант, значит, солдатам не приходилось возиться с вечно отскакивавшими секциями металличесжих кантов. Более надежным стало-и крепление, изобретенное Хаугом.

Грузы поднимали на перевал крупные итальянские мулы белого цвета и компактные бугельные подъемники. Специальные отделения егерей быстро собирали их, четко обслуживали. В действие они приводились бензиновыми движками.

Еще накануне штурма Хотю-Тау генерал горных войск Конрад приказал подстрелить несколько крупных орлов. Зачем? Оказывается, для чистой пропаганды — перья царственных птиц вручили сотне опытных альпинистов и горнолыжников, которым велели установить на Эльбрусе флаг со свастикой. 21 августа 1942 года Грот и Геммерлер с 20 егерями поднялись на восточную вершину (5595 м над уровнем моря), ошибочно приняв ее за более высокую западную (5633 м). Корреспонденты рейха старательно запечатлели эту операцию, и вскоре газеты и радио оповестили Германию и ее сателлитов «о высокогорной победе, об удачном окружении противника».

На Грота, Геммерлера и их егерей посыпались награды. «Белых призраков» объявили национальными героями. Справедливости ради отметим: Грот и Геммерлер, гостившие в При-эльбрусье до войны, все же ввели в заблуждение берлинское начальство: захват Эльбруса никак не завершал «окружения русских войск», так как этот исполин стоит несколько в стороне от Кавказского хребта. Выход на Эльбрус и его перевалы, приюты позволили «эдельвейсам» в конце концов занять важное в военном отношении Баксанское ущелье. Но это произошло после трудных, ожесточенных боев, в которых потери несли обе стороны.

Наши воины, защищавшие Кавказ, не были обученными альпинистами и горнолыжниками. Большинство из них до призыва жили в России, Белоруссии, на Украине — местах сугубо равнинных. И все-таки они быст

^—tJ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?