Юный техник 1977-05, страница 68

Юный техник 1977-05, страница 68

можно упаковать холодильник), который иронично окрестил «ракетным кладбиицем». И рассказал старую притчу: «Не нашлось гвоздя — потерялась подкова. Потерялась подкова — погиб конь. Погиб конь — проиграли битву. Проиграли битву — потеряли царство, и все из-за гвоздя для подковы». «Вот здесь,—сказал он, — хранится то, что погибло «из-за гвоздя», что-то недоглядели. Эти ракетные останки мы не выбрасываем, мы на них учимся не повторять ошибок, и потом какая-нибудь деталь может пригодиться в будущем».

В комнатке — идеальный порядок, все инструменты, материалы лежат ровными рядами. Довершают картину этой педантичной аккуратности весы. Они стоят на подоконнике; большие товарные весы, которые мы всегда видим в магазине, и маленькие, аптекарские, похожие на перевернутые парашюты.

Гурявичюс рассказывает о кружке, о ребятах: «Да, они все очень разные. Один норовит сделать все в один день, у другого терпение, которому позавидуешь. Всегда кто-то хочет сделать «абсолютно» свою ракету, а иной с удовольствием повторяет ту, которая уже всем известна. Они разные; так ведь и пальцы у руки разные! Что ж тут удивляться?» Гурявичюс говорит, четко и ясно выговаривая окончания существительных и глаголов Он внимателен к языку, как и к своим ракетам. Длинная тонкая указка рисует «портреты» ракетопланов. Рисует в воздухе, но так уверенно, что модели становятся зримыми. Словно не очень веря в мои способности, Гурявичюс интересуется, как «усвоен» материал, все ли понятно, а если случается «темное место», он возвращается и медленно, как объясняют детям, чуть ли не по слогам, растолковывает подробности В окно заглядывают мальчишки лет десяти-двенадцати. У них уроки уже кон

чились, и после обеда будет занятие в кружке, а пока они лупят друг друга снежками (мы встретились в конце зимы) да удивляются, уж не в кружок ли я пришла записываться.

•Гурявичюс все показал, все объяснил и, весь утопая в улыбке, рассказывает об успехе своих мальчишек, сделавших уникальный ракетоплан.

— Он может пробыть в воздухе больше часа. А мировой рекорд меньше. Представляете, какая удача для мальчишек. — Он этим не хвастает, а просто делится своей радостью. — Да, у нас, конечно, не лучше всех обстоит дело с материалами. Но у одних вид пропасти вызывает мысль о бездне, у других — о мосте. Я принадлежу к последним. Но как вы понимаете, главное все равно не в материалах, тем более что СЮТ ном помогает как может. У Циолковского стандартных двигателей просто не было, но это не мешало ему работать.

Ракетопланы класса «Ястреб» и «Сокол», ребятам особенно удаются. Их делают у Гурявичюса не только «асы», но часто и новички. А те, кто были самыми первыми новичками, теперь стали взрослыми людьми. Адомас Шлунис — летчик гражданской авиации, Ан-танас Кайждайлис работает инструктором ДОСААФ в Тяльшяе.

Казалось бы, человек должен устать: он один на 600 учеников, да и на занятия ракетомоделизмом ходят ребята чуть ли не всех классов. Каждый день школа, кружок, это трудный ритм, его не каждый выдержит, он требует ежедневной отдачи, а Юозас Юо-зович уже не молод.

— От ребят я никогда не устаю, ни на уроках, ни в кружке, — продолжает Юозас Юозо-вич. — Мы хорошо друг друга знаем, много и часто видимся, нам это только помогает в работе. Да и они, зная, как устроен мой день, по-моему, тоже меньше ленятся, становятся более актив

64

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?