Вокруг света 1955-01, страница 45

Вокруг света 1955-01, страница 45

самым краем бора вдоль заваленной просеки.

Пока Зуек разбирался в следах по редким, еле заметным воронкам, в природе совершалась великая перемена и решительно определилась новая жизнь. Смущенное солнце решило совсем покинуть свой трон и предоставить полную свободу всем живым существам, каждому жить', как только ему самому хочется. Сначала оно загородилось легкими корабликами почти прозрачных белых облаков, потом самому солнцу захотелось пожить для себя, и оно загородилось от мира темной дождевой тучей. После того закрылись и все голубые просветы на небе, начало моросить.

Наст еще не проваливался, и Зуек даже и не помышлял, что рано или поздно в тепле наст должен провалиться и глубина снежная, много больше его собственного роста, должна поглотить его, и эта глубина — не вода, а в снежной глубине плавать нельзя.

Так шел Зуек по следам возле самой просеки, и всю тревогу свою закрыл в себе вниманием к следам. Ступая над бездной по тоненькой пленочке, он, в сущности, стал одной из обреченных фигурок из царства безобидных существ. Мельчайшие капли тумана, оседая на верхних ветках, собирались, спускаясь все ниже и ниже, подтачивали все, чем держались фигурки на дереве.

Небольшая елочка с широкими ветками стояла на пути Зуйка. На пальчике верхней мутовки этой елки отдыхал только что приле-♦ тевший из теплого края маленький дрозд-белобровик. Широкие ветки елочки были опущены в снег и там зажаты. Елочка со спущенными ветками стояла, как связанная Снегурочка с живой птичкой на верхнем пальчике.

Но вода, осаждаясь на ветках деревьев, всем связанным существам несла свободу. Стекая по спущенным плечикам связанной Снегурочки, ^вода быстро подтачивала ледяные оковы мороза, и вдруг в лесной тиши сами собою веточки елки прыгнули вверх.

В изумлении Зуек остановился, а дрозд-белобровик в безумном страхе забыл свою усталость от перелета из теплых краев и опять полетел куда-то вперед, дальше и дальше, на места своих гнездований.

Моросил настоящий дождь, а' наст все держал, и Зуек нисколько не думал о грозной бездне под своими ногами.

Вдруг с высокой сосны на просеку рухнул сам царь Берендей, ударил по склоненному. дереву,. и прямо перед самым Зуйком прыгнула вверх молодая стройная белая березка. Вслед за этой пер-* вой березкой подальше сама уже прыгнула осинка, и за ней началось в молодом лесу и по всей

просеке, как у людей, восстание всего молодого леса, и, тоже как у людей, старый лес бросал вниз на молодежь свои непомерные тяжести, и, тоже как у людей, старики не только не усмиряли, а помогали ходу восстания.

Всюду прыгали молодые деревья, всюду сбрасывали с себя белые шапочки, рассыпали свои белые саваны, раскачиваясь, шептались, охлестывали друг друга, как люди, радуясь теплу, охлестывают друг друга вениками в жаркий час.

Зуек видел, как мало-помалу просека, заградившая ' путь ему^ вдруг вся встала, и далеко открылся вверх просвет, а сверху все падали, падали, рушились его волшебные кобылицы, и львы, и слоны.

Глухой шум падающих снежных фигур, самовольное"" движение" веток, скрип и треск со всех сторон встревожили Зуйка до того, что в нем тоже самовольно стало нарастать стремление к побегу; бежать» не помня себя, бежаягь из этого безумия лесного туда, где столько хороших людей в большом разумном труде создают счастье великой суровой борьбой, делают что-то .чудесное, чего не бывает в природе.

В этот момент Зуек понял: не туда он пошел и что , Куприяныч был из того мира, где нет ничего человеческого.

И в то же время он, понял: нельзя и просто бежать, бежать просто назад, и почему-то надо непременно ему дойти до конца, и там уже видно будет. А главное не в том, что он сейчас загадывает, а в том, что велит ему собственный его начальник, взявший власть над ним с того самого мгновения, как он вышел из дому.

— Вперед!—сказал теперь этот начальник.

Но только Зуек сделал один шаг вперед, как под ним что-то хрупнуло и наст провалился.

К счастью для Зуйка, не очень давно была гололедица, и снег тогда еще покрылся тонкой корочкой льда. На корочку эту потом налетел снег, и весной на снегу еде-. лался наст. Зуек теперь провалился до того первого наспга-пола, сделанного гололедицей, и погрузился пока не глубже колена. - — Вперед, вперед! — требовал от него начальник.

Теперь итти вперед стало очень трудно и очень опасно: второй, тонкий наст на каждом шагу легко мог провалиться, и снег' его проглотит такг что 'невозможна будет после того никакая борьба.

С трудом сделал Зуек несколько шагов, как вдруг впереди него рухнул один:. т~ пузатых царей и попал как'раз, в то место, где. с. вечера зарылись тетерева. Боль-, шие черные , птицы с ~ красными > бровями и белыми подхвостниками вырвались из-под снега и полетели . вперед: .друг за^ другом . в, шее, но -

39

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?