Вокруг света 1955-01, страница 46

Вокруг света 1955-01, страница 46

сам лес качался, и они в ужасе смешались в своем полете и бросились в разные стороны, ничего не понимая.

Откуда-то выбило глухаря, большую, черную, с небольшой бородкой, краснобровую птицу, и он сел

без памяти на первую молодую нежную осинку, нелепо обременил ее и только чт(Г не сломал. Но не успел он опомниться, как снежный ' ком хватил его, сбил почти донизу, и глухарь, как и тетерева, обрушивая на лету во множестве фигурки безобидных существ, помчался неизвестно куда.

Куда мчится безумный глухарь?

И пусть у маленького человека под ногой сейчас бездна, куда на каждом шагу может он провалиться, но человечек этот все-таки слышит голос своего начальника, все-таки держит себя, и в себе у него собираются свои милые люди, и с каждым шагом делаются ему они там все дороже и лучше. И так ведь не только маленький чел-свечек над пропастью, но и самый серьезный воин умирает на войне, собирая в душе своей милых людей.

Как все-таки хорошо быть человеком!

И Зуек сейчас собирал милых людей, кого он узнал в этот год и так мало их тогда оценил. Только теперь над бездной он понял, что от них он, а не от бродяги, получил это устремление в прекрасную страну, что каждый .там на строительстве трудился с мыслью создать совершенное.

Не этими словами, конечно, складывалась задушевная мысль у маленького Зуйка, но мысль над бездной была у него все о том, как хорошо все-таки быть человеком!

И эта лучшая песенка жизни о том, что хорошо быть человеком, уже начиналась в душе у Зуйка. А между тем падающие комья, снежные, мокрые, тяжелые, стали попадать в логовища и в стойбища зверей. Недалеко от Зуйка первая ■ вышла на просеку и остановилась, . обдумывая свой путь, прислушиваясь, осторожная лиса, вся рыжая, с белой грудкой. Сообразив что-то по-своему, она выбрала себе

путь вдоль просеки и пошла осторожно, проваливаясь по самое брюхо, а свою великолепную трубу, оберегая от мокроты, поставила вверх. В полном безумии, в панике неслись, не проваливаясь, белки, зайцы и валом валили прямо на Зуйка, как вдруг темный бор сбросил на них снег, и они все завернули на просеку, и тут белки мчались попрежнему, а зайцы отчего-то стали проваливаться, пахать брюхом снег и оставлять на нем широкие полосы.

Трудно было Зуйку!

Пролез на просеку, проваливаясь скеозь верхний наст, матерый волк-одинец. И тут же, не обращая на волка никакого внимания, ломая с шумом и верхний наст и нижний, пронесся целый табунок огромных лосей.

После лосей Зуек сделал шаг вперед и вдруг ногою почувствовал край бездны: что-то хрупнуло там, и стало несомненным: если только он шевельнется, то непременно провалится. Теперь надо бы наломать себе много веток, укрепиться и ждать. Так он и хотел сделать, и потянулся, и вот-вот бы

достал, как вдруг о той стороны над самым снегом показалась бурая голова с маленькими глазками. Голова двигалась довольно быстро вперед прямо на Зуйка, а вслед за головой снег разваливался на две стороны до самой земли.

Совсем стало плохо Зуйку, но мысль о милых своих, дорогих людях не оставляла его. И, опять еще раз кругом посмотрев на все, мы скажем: как все-таки хорошо быть человеком!

Скоро поняв, что это большой медведь идет на него, Зуек быстро снял ружье и только хотел прицелиться, как вдруг под ногой у него сильно хрупнуло, и охотник исчез в снегу с головой.

Каждое дерево в лесу во время дождя бывает похоже на реку: ствол — это сама река, несущая воду в землю, с веток впадают в реку малые речки, а веточки — это ручейки, и иголочки, листики — это как на земле отмочинки и всякие родники.

А особенно бывает похоже дерево на реку ранней весной, когда, кроме дождя, еще бежит вода из-под загружающих ветки снежных масс. Тогда по стволу в землю бежит настоящий поток, снег снизу вокруг дерева становится быстро зернистым, садится, и так образуется чаша: этими приствольными чашами и начинается в лесу весна воды.

Так было и с тем деревом, где провалился Зуек. При необычайно дружной весне этого года поток воды по стволу сразу же широко озернил снег вокруг ствола, сделал -его очень слабым и сразу же сильно понизил. Зуек без труда про- j бился к стволу дерева, прислонился к нему, приготовил ружье и стал дожидаться медведя.

Но медведь, увидав, что человечек внезапно нырнул под снег, сам ужасно перепугался, понимая по-своему: человечек, наверно, под снегом бежит на него, и явится перед ним с неизвестной стороны, и хватит сразу.

Вот только тогда и можно понять, какая у медведя сила, если видеть его, когда вода или охотники выгонят его из берлоги, и он по уши в снегу бежит в нем, как конь по призовой дорожке, и снег над ним поднимается вверх, летит и спускается пылью: бурый, широкозадый, ворочает он своими ногами-бревнами, а над ним и после него идет снег.

Медведь от Зуйка круто повернул и пронесся просекой, раздвигая снег от низу и до верху двумя косыми стенами. Этот первый медведь был большой старой медведицей, за ней тем же следом понесся жилец той же самой берлоги — пестун, и еще за пестуном бежал небольшой медвежонок с белым пятнышком. Последний медведь после старших мог бежать легко, как по дороге, вперевалочку: трух-трух! — и покряхтывал.

Так и был проложен в весеннем непроходимом лесу отличный путь, и все звери, пересекая эту широ

кую канаву, повертывали по ней, и все больше и больше уплотняли ее, и все больше и больше всяких зверей собиралось на медвежью дорогу.

Как только Зуек понял — медведь не придет, насквозь промокший от непрерывного дождя, он вскарабкался на дерево и увидел медвежью дорогу вдоль просеки. В лесное окошко с коротким по

40

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?