Вокруг света 1969-06, страница 60

Вокруг света 1969-06, страница 60

в них прозрачные стекла Машина была сделана точно по описанию Аристотеля, воспитателя Александра Македонского.

«Когда ныряльщиков опускают в воду в перевернутой дном кверху вазе, — писал Аристотель, — это позволяет им дышать. Ваза не наполняется водой, но сохраняет внутри сёбя воздух. Чтобы погрузить ее в воду, требуется немалая сила, ибо ваза должна стоять прямо, так как, едва ее наклонят, вода тут же устремляется внутрь» («Проблемы», раздел 32).

С рассветом рабы начали мазать смолой корпус судна, названного «скафе андром»2. Несмотря на жару и усталость, три дня и три ночи командующий македонским флотом Неарк не сходил с три-дцативесельной галеры «Мелкарта». Спал он тут же, завернувшись в плащ, на скамейке гребцов.

Построенная тирскими плотниками «нырятельная» машина была похожа на толстый огурец. Там, где бронзовые полосы не покрывали дубовых досок, конструкция была склепана гвоздями. Толстые слои смолы покрывали ее целиком; были оставлены лишь круглые отверстия, заделанные бесцветными стеклышками, а также широкий вход снизу.

Машина для ныряния была восьми локтей3 в длину и пяти локтей в высоту. Внутри ее в самой широкой части была укреплена скамья. Фаламиты4 связали кожаными ремнями в пучки несколько длинных весел и установили их перпендикулярно борту судна. Машина покоилась на них, как на полке. Затем эту «полку» осторожно втащили внутрь, и машина осталась висеть на прочных, смазанных жиром веревках. Ее медленно опустили на поверхность моря, и так же медленно она погрузилась в воду.

Двое опытных ныряльщиков, помощников Александра, — индус и араб — во главе отряда кипрских пловцов взялись за дело. Им предстояло под водой сквозь нижнее отверстие занести внутрь машины тяжелые бронзовые бруски, и камни.

Машина все глубже и глубже погружалась в воду. Однако Аристотель объяснил Неарку, что эта тяжесть не сможет увлечь машину в глубины моря. Она нужна в основном для придания ей устойчивости. Главный груз будет крепиться с внешней стороны. Для этого на круглых боках машины приделали крюки, а на них навесили кожаные мешки с камнями и медными слитками.

Закончив приготовления, Аристотель послал ныряльщика зажечь внутри машины лампу с двумя фитилями. Когда это было исполнено, Аристотель решил поднять машину над поверхностью, ибо счел, что воздух внутри нее испорчен дыханием пловцов, складывавших там балласт. На ночь машина осталась висеть над морем, и воздух внутри обновился.

Аристотель распорядился поудобнее разместить внутри машины все то, что Александр и Неарк пожелали взять с собой: вино, жареную бычью ногу, хлеб, свежие огурцы, масляные лампы, сухие туники.

Едва забрезжил свет, ныряльщики отправились на легкой лодке обследовать место, куда должна была спуститься машина. Привязав камень к веревке, они вымерили дно — камень перестал на-

1 Матовые стекла знали уже древние египтяне, но лишь финикийцы научились делать прозрачные стекла.

2 Скафе — судно, антропос — человек.

3 Локоть — мера длины, равная 0,46 метра. 'Фаламиты — гребцы верхнего ряда весел.

тягивать веревку после того, как пловцы насчитали четырнадцать оргий

По приказу келеуста2 гребцы медленно выводят царский корабль к избранному месту. На палубе Александр дает последние наказы Диогнету, остающемуся командовать после того, как они займут место в машине. Ничто, похоже, не собирается нарушить спокойствия моря. Тем не менее Диог-нет решает бросить четыре якоря, буде налетит неожиданный шквал.

Солнце уже поднялось высоко в небо. Александр и Неарк снимают свои одежды, выходят за борт, ступая по выставленным веслам, и, взявшись за веревки, спускаются в море и через нижнее отверстие попадают в машину.

Диогнет поднимает правую руку. Плотники начинают постепенно опускать веревки, а смазчики лишний раз намазывают их жиром. Волна тихо накрывает машину, она превращается в расплывчатое темное пятно; натянутые веревки все скользят и скользят вдоль борта под взором неподвижно стоящего Аристотеля. Теперь Хронос3 один следит за дерзновениями Александра. Светлое прозрачное море не вызывает тревоги у ныряльщиков. Александр взял с собой глиняные таблички, на которых он пишет свои послания, и регулярно — по сигналу тонкой бечевы — матросы поднимают их на поверхность. Пока все идет нормально в глубине стихии.

Неожиданно индус, сидящий в лодке, крикнул Диогнету, что он видит множество поднимающихся снизу пузырьков и различает возле машины бурное волнение. Диогнет тотчас приказывает ему нырнуть к машине. Ныряльщик исполняет приказание и остается под водой до тех пор, пока позволяет дыхание: нет, кажется, ничего не случилось. Табличка с посланием Александра, поднятая на борт вскоре после этого, тоже не содержит ничего тревожного... Томительно тянется день.

Вечернее солнце пламенем зажгло море. В седьмом часу беспокойство и страх охватили экипаж «Мелкарта». Люди готовы были к мысли о самом ужасном, но тут на поверхность всплыла сломанная табличка: сигнал немедленно поднимать машину.

Гребцы и плотники дружно взялись за веревки, и машина в облаке пузырей появилась на поверхности. Почти тотчас же выплыл Александр, стряхивая воду с волос, крайне бледный, будто пораженный страшным зрелищем. Кивком головы он указал на машину. Подручные, нырнув, вытащили из нее потерявшего сознание Неарка.

Аристотель накидывает на плечи Александру теплый плащ из верблюжьей шерсти, а Диогнет и келеуст массируют недвижимого, безгласного Неарка. Фаламиты, взбивая веслами пену, мчат галеру к берегу.

На рейде Гуадара судно бросает якорь. Его встречает на берегу стража с факелами в руках. Рабы переносят Неарка в палатку и кладут на постель.

В стадии4 от палатки великого македонца в ночи багровеет костер. Александр приказывает, чтобы в него подбросили дров; к небу поднимаются черные клубы дыма в гирляндах искр. По знаку

на стр. 62 ►

1 Оргия — мера длины, равная 1,85 метра.

2 Келеуст — офицер, командующий гребцами.

3 Хронос — в греческой мифологии — олицетворение времени.

4 Ста дня — мера длины, равная 125 шагам.

58

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?