Вокруг света 1983-07, страница 21

Вокруг света 1983-07, страница 21

операций: гитлеровскую « Цитадель » и советские — «Кутузов» и «Румянцев».

В смертельной схватке столкнулись миллионы людей, десятки тысяч орудий, танков, самолетов...

Никто из нас тогда не думал, что у врага уже наступила агония и мы его добиваем. Наверно, истинные масштабы этой великой битвы осознаем до конца только тогда, когда распишемся на стенах рейхстага в мае 1945 года. А возможно, и позже.

Однако мы все еще на поле битвы, и снова единственная и главная цель — вражеские танки. А пока надо помочь У ко лову. Его машина сидит на воронке, уткнувшись стволом в грунт. Цепляем трос, оттаскиваем ее пониже. Там безопаснее.

...Наши танки и самоходки, наступавшие слева, уже вышли из леска и в развернутом порядке развили наступление. Вскоре к ним присоединилась и наша батарея. Преследуя противника, мы вместе с танкистами вышли в район Шемякина, где встретили новый шквал огня. Танков врага не видно, но вспышки частые. Появились потери. Засекаем цель — в густом саду и, уточнив наводку, по вспышке стреляем. Разрыв в саду — цель молчит. Вспышки прекратились. Уточняем следующую цель.

— Аладин, заряжай! Цель...

И вдруг — удар. Машина содрогнулась. Рация слетела с места. Резко опустился казенник. Дыра. Пробоина. Справа. Кто стрелял — не видно.

— Никонов, назад!

Мотор взревел, и вовремя. Вторая болванка чиркнула и, срикошетив, с каким-то булькающим перезвоном улетела.

Опустившись за пригорок, встали.

Ствол висит. В казеннике снаряд — Аладин до удара зарядил.

Слышу стук по броне. Смотрю в отверстие заглушки — ого! — командующий, генерал Баданов. По усам запомнил, когда он речь держал перед боями. А с ним еще кто-то.

— Куда, сынок, маневр держишь? Заманиваешь? — не то мягко, не то с оттенком стали в голосе спросил генерал.

— Болванка в цапфе,— отвечаю.

Обошел, осмотрел.

— А пороху, видать, понюхали —

вон сколько вмятин схлопотали.— И уже совсем помягче: — Ну, двигайтесь задним ходом.

Отъехали в лесок. Там наши ремонтники. Они все видели. Зампо-тех капитан Сергей Сыромятников осмотрел машину.

— Тяжело, но будем на месте делать. Менять орудие. С другой машины.

Нашли две крепкие березы с рога-линой вверху, завели бревно как перекладину, нацепили таль и приступили к делу — демонтировать пушку. Ремонт прошел «по правилам науки».

...А вскоре мы догнали полк. И снова в бой. Семеновское, Хотынец, Ветровский. Не обошлось и без потерь. Ранило Ивана Уколова. Не верилось, что так будет. Фантазию, решительность, находчивость — все ему дала природа. Под стать ему и механик-водитель Боря Сувальский. На точку выстрела машину ставил как ювелир. Да, был. В том же бою под Ветровским, где ранило Уколова, погиб Борис. Мы тогда отражали контратаку. Противник бил с фронта и контратаковал с фланга. Местность ровная, открытая — выручали только скорость и маневр с огнем. И в крошеве перекрестного огня один из вражеских снарядов угодил в борт уколовской машины. Машина загорелась, и обожженный Борис скончался на руках ребят.

В моем расчете тогда ранило Бычкова и Ала дина. Осколками снаряда, когда меняли выбитый каток.

...Пока возились мы с катком, мимо проскочили наши танки, а с ними пехотинцы. Трещат автоматы. Звонко бьют тридцатьчетверки, добивая отходящего противника.

Пехота налегке, жара! А кое-кто в тельняшках — что за наваждение.

— Вперед, вперед, «царица»! Сам был в пехоте на Карельском.

Обгоняя нас, еще успевают и уколоть:

— Не отставай, броня. А то в Берлин не успеете.

Вот черти этакие! Ведь атака же— какой Берлин?

Правда, забегая наперед, надо сказать, что в Берлин-то я все-таки успел, даже расписался на стене рейхстага в мае сорок пятого. Правда, сейчас стерты эти наши росписи. Не беда, память не стереть...

...Но сейчас действительно обидно, ведь атака удалась и враг отходит, добивать бы только. Теперь друзья добьют.

А вот с тельняшками история... Много лет спустя, после войны, разговорились как-то с младшим братом о фронтовых делах, путях-дорогах и рассказал ему об этом. Он и говорит:

— Ведь это были мы, наверное. Наша морская школа, из которой нас направили под Орел в июле сорок третьего. Мы тогда пехотой были.

Жаль, не встретились, хотя и были рядом.

...Затем бой переместились дальше. К этому времени вернулись и раненые Бычков и Аладин. А мне пришлось принять батарею от раненого Буртового.

Запомнился еще один бой, поволновавший всех нас — карташовцев. Брали какую-то деревеньку, и вдруг кто-то объявляет:

— Братцы, мы же за родные места комполка деремся.

Название деревни не то Хлоповка, не то Хопово.

И словно увесистее стали наши и без того не легонькие снаряды, еще точнее стали выстрелы. Когда деревню взяли — перед глазами только пепел, даже печных труб не видно было. Все разрушено и сожжено. От ненависти к оккупантам обжигало душу. У многих слезы на глазах.

Потом нас вывели из боя. Невдалеке — на ремонт и формировку. И вдруг известие — в деревню возвратились жители из окрестных лесов, уцелевшие от карателей. В их числе оказались и старики родители Кар-ташова.

...Курская битва близилась к концу. Гитлеровские планы на лето сорок третьего года обернулись крахом. Потом история отметит, что гигантская битва на Курской дуге сломала хребет гитлеровской Германии, испепелила ее ударные бронетанковые войска, поставила Германию перед катастрофой.

Салют Родины 5 августа 1943 года в честь освобождения Орла и Белгорода был достойной наградой своим сынам. Первый салют Великой Отечественной.

МИКРОПОМОЩНИКИ ГЕОЛОГОВ

Болгарские микропалеонтологи из Софийского университета и Геологического института при АН Болгарии на горном плато близ Ботевграда, исследовав окаменевший древний морской планктон, высказали мысль, что пятьдесят миллионов лет назад тектонические процессы подняли со дна теплого моря массив, ядро которого возникло

еще раньше — внутри его заметны следы более древних метаморфоз. Тщательно исследовав остатки микроскопических одноклеточных организмов — акритархов, ученые определили возраст внутренних диабазовых пород — 475 миллионов лет.

Клеточные структуры акритархов, выявленные методами современной микроскопии, оказались схожими с обнаруженными до этого в Чсхослова-

кии, Марокко и Ливии. Тем самым точная датировка ботевградских пород подтвердилась еще раз.

Знание ископаемых микроиндикаторов возраста весьма важно в наше время: именно они помогают разобраться в мозаике бесчисленных фрагментов земной коры, сложившихся в разные геологические эпохи. А также дает ответ на вопрос, где и как строить плотины и туннели, искать уголь, нефть.

19

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?