Юный Натуралист 1972-01, страница 33

Юный Натуралист 1972-01, страница 33

34

Этот зверек — ловкий и смелый хищник. Сибирские охотники и даже некоторые зоологи считают, что он уничтожает много белок и боровой дичи, хотя не все ученые с этим согласны.

Охота на соболя требует большого умения и порою бывает очень трудна. Многое зависит не только от опыта охотника, но и от его четвероногого помощника — лайки.

В рассказе, который вы сейчас прочитаете, описываются охота на соболя и некоторые повадки этого замечательного зверька.

Зима в тайге обычно начинается сразу, без особых раздумий, без хлипких оттепелей и унылых дождей. Когда ложатся на тайгу большие снега, она смиренно затихает, словно зная, что зима опять будет долгой и суровой. Не шумят ели и кедры, не противятся, принимая на плечи снежное покрывало, и бережно придерживают его длинными лапчатыми ветвями.

Еще не застывшая до конца быстрая речушка пробирается среди обледенелых и заснеженных камней, бежит мимо маленькой приземистой избушки — охотничьего зимовья. Стены таежного домика сложены из сухих стволов пихты и проконопачены пушистым зеленым мохом. В стене, что глядит на рассвет, прорублено небольшое окошко. Дверь избушки обита снаружи старой лосиной шкурой.

Ноябрь только начался, а светает уже поздно. Мороз под утро усиливается, деревья на вершине ближней сопки густо подергиваются серебряной бахромой изморози. Чуть-чуть наметилась над лесистым хребтом светлая полоска, но ни один звук не нарушил еще таежного молчания.

Перед утром нет сна охотнику. Мороз выстудил за ночь зимовье, зябко спать, да и думы одолевают. Еще вчера он решил идти на Большой хребет искать след Старого Соболя. У охотника с ним давние счеты — в прошлом году два дня гонялся он за этим соболем, однако хитрый зверек ушел в каменные россыпи. Зимой охотник поставил на Большом хребте капканы, но Старый Соболь не польстился на приманку. Соболь и сам был отличным охотником: он ловко умел подстеречь ночующего в снегу рябчика, глухаря и даже зайца, часто ловил пестрых крикливых кедровок и мелких птичек.

В окошке зимовья чуть мелькнул огонек — это охотник чиркнул спичкой, разжигая железную печурку. Из трубы над крышей потянуло запахом горящей бересты, потом звонко защелкали смолистые кедровые щепки. Почуяв дымок, две черно-белые лайки, лежащие под елкой рядом с избушкой, разом зашевелились и, не открывая глаз, еще теснее свернулись в плотные мохнатые клубки.

...В этот же самый час проснулся и Старый Соболь, который ночевал под корнем огромного кедра. Когда-то в этом надеж

ном укрытии жила лесная мышь, но потом она пробралась по сгнившему корню еще глубже и устроила себе отдельный выход наружу. С тех пор Старый Соболь нередко ночевал здесь. Не спеша он выбрался из-под кедра, потянулся, прогибая спину, словно кошка, и отправился в обход своих владений. Широкие, опушенные шелковистым мехом темные лапки оставляли на свежем снегу четкие парные следочки. Цепочка их ровной чередой запетляла по тайге.

Старый Соболь был голоден. Накануне шел снег, и зверек весь день не выходил из своего убежища. Ранний пухлый снег глубоко оседал под зверьком, прыжки его стали 'короче, вместо двойных отпечатков лап теперь оставались тройные — соболь изменил «походку». Почти сразу же он наткнулся на сбитую с дерева кедровую шишку, но она была почти пуста, в ней оставалось всего несколько орешков.

Старый Соболь хорошо знал, что кедровка оставила в шишке только пустые орешки, и поэтому не стал терять времени. Вскоре он увидел в снегу какие-то совсем свежие неровные лунки, по краям которых были разбросаны клочки зеленого мха. Никаких следов вокруг не оказалось — значит, это работа все тех же кедровок, искавших в снегу закопанные еще осенью семена кедра. Старый Соболь тщательно проверил место, где копались хлопотливые птицы, и нашел больше десятка отменных орешков, которые торопливо разгрыз и проглотил вместе со скорлупками.

Склон хребта был' сплошь завален буреломом. Под прикрытыми снегом валежинами образовалось множество укромных местечек, где могли скрываться теперь всевозможные лесные зверьки — юркие землеройки, рыжеватые полевки, толстенькие кургузые пищухи. С удивительным каким-то змеиным проворством Соболь пробирался сквозь завалы и всякий лесной хлам, но на этот раз ему ничего не попалось. Старый Соболь вылез на большой поваленный кедр, отряхнулся и пустился бежать поверху, ловко перескакивая с одной валежины на другую. Он задержался возле сухого пня, наскоро схватил несколько ягодок брусники, и тут же ему подвернулась остроносая бурозубка с бархатистой, почти черной шкуркой.

Бурозубки довольно неприятно пахнут, и

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?