Юный Натуралист 1972-07, страница 19

Юный Натуралист 1972-07, страница 19

17

Зацвела липа. Вся крона желтым-желта. Душистый запах плавает и на опушках, и на лесных прогалинах. В цветах гудят пчелы: липа щедра на медовое подношение. В теплую, влажную погоду ее цветки выделяют столько нектара, что он капельками светится в каждом венчике. Одно старое дерево липы заменяет целый гектар цветущей гречихи. А ведь гречиха тоже отменный медонос. Только и ей с липой не сравниться. Недаром, знать, июль известен как «липец» — пора тяжелых ульев, наполненных целебным медом.

Ближе к воде голубеют незабудки, благоухают кремовые султаны таволги, белеют зонтики дягилей и дудника. На глади заводей и заглохших прудов сияет белая кувшинка, по-народному одолень-трава: бралась она когда-то путешественниками в путь-дороженьку от разных бед и напастей. Интересно, что эта водяная лилия «знает» время — цветки открываются в семь часов утра, закрываются в пять вечера. Корневища белой кувшинки богаты крахмалом. Это питательный корм для бобров и ондатр — наших ценных пушных зверьков.

Обильна лесная скатерть-самобранка. Не успела отойти лакомая земляника, как уже поспели и малина, и черника, и брусника. Сладкоежка июль щедр на душистые ягоды. Адрес земляники спрашивай у лесных пней — любит расти где светло. Чернику ищи возле лохматых и хмурых елей — она не зря слывет ягодой сырого бора. А вот брусника селится где посуше. Брусничный еловый бор суше черничного. Ягоды собирают только зрелые, в туесах да лукошках они не дозревают.

Поглядите на рябины, не стали ль они заметнее? То все зелень и зелень кудрявая, а теперь в этих могучих кущах зажглись, заалелись тяжелые кисти. Румянец еще только-только проступил, а уж рябина не та, какой была недавно. Или березу взять. Молодо шумит неблеклая листва, но сережки полным-полнехоньки спелыми семенами.

Скворечники вдруг опустели. Крылья у птенцов окрепли, и все скворцы из деревни переселились поближе к лугу. Там они бродят вместе с коровами и телятами, что-то разыскивают в траве и даже к вечеру не прилетают в деревню, ночуют на больших дуплистых ветлах около заросшего пруда.

Волчата от своего логова пока далеко не отходят. Пищу для них по-прежнему добывают мать-волчица и волк-отец. Волчата терпеливо ждут родителей с охоты и еще ни разу не подавали голоса. Не подавали голоса пока ни волк и ни волчица: место, где подрастают волчата, тайна, и раскрывать ее еще рано, осень ведь не наступила. Зато осенью, когда волчата подрастут и будут готовы для настоящих походов, волчица уведет их от логова, и тогда волки начнут разговаривать на своем языке — выть по вечерам, собираясь вместе на охоту.

Рис. И. Кошкарева Фото А. Щеголева и Л. Плешакова

3 «Юный натуралист» № 7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?