Юный Натуралист 1973-01, страница 11

Юный Натуралист 1973-01, страница 11

11

или онагр, когда-то был многочислен на Земле. Среди других копытных вряд ли встретишь достойного ему соперника по быстроте бега. В странах Древнего Востока куланов приручали возить боевые колесницы. Но уже к началу нашего столетия число этих животных резко сократилось. Человек преследовал кулана ради вкусного мяса и целебного жира. Из кожи онагра приготавливали самый дорогой сафьян. В конце концов куланов осталось всего несколько десятков. Создание заповедников определило судьбу куланов. В нашей стране эти редкие животные были взяты под охрану. И сегодня поголовье их восстановлено. Вот они, передо мной. Неторопливой походкой бредут по поляне, пощипывая траву и временами поднимая головы с настороженными длинными ушами.

Между тем солнце, похожее на огненно-красный шар, коснулось горизонта, и нужно было готовиться к ночлегу. Забравшись на вершину высокого холма, я с удовольствием сбросил с себя тяжелую поклажу, собрал сухие прошлогодние стебли ферулы и разжег костер.

Мотыльки и жуки вились возле огня, пока, словно магнитом, их не притягивало к огненным языкам. А они все летели и летели, привлеченные светом. Иногда, точно тень, в бесшумном полете, чуть не задевая пламени, стремительно проносился козодой. Ночь — его время. Да и только ли его? Ночью оживает саванна. Громко трещат цикады. Тихо, извиваясь, скользят среди кустов или замирают в засаде змеи, подстерегая свою добычу. Призрачными тенями мелькают в воздухе летучие мыши и пустынные совы. Да и звери не дремлют. Покидают свои норы-убежиша забавные тушканчики. Неловко переваливаясь с боку на бок, разбегаются в разные стороны ушастые ежи. Выходят из своих жилищ дикобразы. Осторожно ступая и чутко вертя ушами-локаторами, идут гуськом на водопой быстроногие антилопы-джейраны.

Шло время. Перед моими глазами кружились радужные вихри, в которых в кольца сплетались змеи и, словно ветер, носились быстроногие антилопы. Я повернулся на бок, лицом к теплому очагу догорающего костра.

Утро разбудило жаркими лучами солнца. Оно уже стояло высоко. Тени постепенно укорачивались, и над обширным пространством Бадхыза поднималась дрожащая дымка. Наступал новый день, а с ним новые встречи.

Вот она, первая. На бугре стоит чудовище с высоко поднятой змееподобной головой. Настоящий крокодил пустыни. Это варан. Он хорошо виден в телеобъектив. В

длину около полутора метров, грязно-серую чешуйчатую кожу рассекают яркие черные полосы, на острорылой голове, там, где должны быть уши, зияют темные провалы, маленькие глазки блестят огнем отраженных солнечных лучей. Вскоре варану надоедает мое соседство. Повернувшись, неторопливо бредет он к зеленому кустарнику с белой шапкой цветов.

Я знал, что днем вараны плохо видят, но обоняния им не занимать. К счастью, ветра нет, и я решаю поближе познакомиться с диковинной рептилией. Но как? Идти, поднявшись во весь рост, было бы непростительной неосторожностью. Ползти по-пластунски тяжело. Но другого выхода нет. Сбросив рюкзак, отправляюсь в путь. Бросаются в стороны потревоженные насекомые. А вдруг встретится змея? Но радость предстоящей встречи гонит тревожные мысли. Впереди гряда с густо растущими кустами. Еще несколько мгновений — и руками раздвигаю я эту живую изгородь.

Теперь главное — внимание. До варана всего метр. Из его полуоткрытой пасти, усаженной острыми и прозрачными зубами, то и дело высовывается огненно-красный язык. От волнения я никак не могу навести на резкость. А ящер тем временем, огрызнувшись еще раз, медленно пошел в обход кустов. В поисках чего-то съедобного он наклонял голову, поворачивая ее на своей морщинистой шее то в одну, то в другую сторону.

Я поднялся и медленно пошел догонять варана. Он повернул голову, немного постоял и, приподняв хвост параллельно земле, с бешеной скоростью скрылся за гребнем, играя на солнце черно-желтым узором спины.

На рассвете следующего дня я покидал заповедник. Ясное утро было наполнено птичьими голосами. Солнечные блики прыгали по омытой росой, еще не успевшей выгореть растительности. Фисташки играли зеленью яркой листвы. Над обширным пространством Бадхыза поднималась дрожащая дымка нового дня.

Г. СМИРНОВ

Фото автора

V

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?