Юный Натуралист 1977-05, страница 9

Юный Натуралист 1977-05, страница 9

заметно для себя самого растет в культурном отношении, получает более широкий кругозор. Писание дневников не пустая и скучная обязанность, а очень увлекательное занятие, которое развивает самого автора и одновременно помогает фиксировать (то есть закреплять, сохранять) разнородные наблюдения.

Нельзя быть хорошим натуралистом, не умея вести тщательные записи наблюдений. Достаточно вспомнить о дневниках, которые вел Чарлз Дарвин во время путешествия вокруг света на корабле «Бигль», чтобы оценить научное значение точных полевых записей.

Знаменитый русский путешественник Н. М. Пржевальский, много раз пересекавший самые недоступные области Центральной Азии, ежедневно исписывал десятки страниц в своих объемистых полевых книжках.

Порывы леденящего бурана несли над Гоби щебень, песок и сухой снег; жалобно скрипели зубами голодные верблюды, а в тесной войлочной юрте при тусклом свете огарка неутомимый Пржевальский ровным и твердым почерком заносил записи во все разделы своего дневника. Материала было много, поэтому еще в пути он разбивал его на группы, чтобы облегчить позднейшую обработку: направление и длина пути, пройденного за день, описание местности, метеорологические наблюдения (температура, ветер, осадки, барометрическое давление), описание растительности, наблюдения за птицами, наблюдения за зверями, этнографические наблюдения — все это немедленно распределялось по своим местам.

Давно уже спят все участники экспедиции, ноют и мерзнут усталые ноги и невольно слипаются глаза, а Пржевальский все пишет. Он

знает, что завтра опять большой переход и будут новые впечатления; наблюдения закончившегося дня он записывает в тот же вечер, не полагаясь на память и не надеясь, что когда-нибудь будут более спокойные часы.

Замечательный путешественник и прекрасный натуралист, Пржевальский напечатал несколько больших томов с описаниями природы исследованных им стран, но материалы его дневников еще не исчерпаны. Эти дневники хранятся в Академии наук СССР и даже много лет спустя по смерти их автора все еще служат ценнейшим источником знаний о природе Центральной Азии.

Чтобы дневники были полными и точными, нужно на экскурсии делать записи в полевой блокнот тотчас же после каждого наблюдения. Нередко, например при учете птиц, блокнот и карандаш не приходится выпускать из рук ни на одну минуту. По приходе домой эти записи приводят в порядок и, дополнив их деталями, которые сохранились в памяти, переносят в дневник. Особенно важно записывать на листе данные о часах наблюдений, о числе наблюдаемых животных и другие цифры, точные протоколы, дающие представление о поведении животных, описания участков растительности, глубины рек и озер и тому подобные сведения, очень теряющие в точности, если положиться на одну память.

Дневник всегда хранится дома; брать его на экскурсии не следует из опасения потерять результаты трудов за большой период времени. Потеря полевого блокнота обычно лишает автора только записей за последние один-два дня (более ранние уже должны быть перенесены в дневник).

Многие начинающие натуралисты забывают о том, что для точного изучения любого явления необхо

Рис. автора

димы количественные характеристики, то есть цифры, без которых работа может потерять если не всю ценность, то значительную ее часть. Можно сделать такую запись: «Сегодня был большой ливень с градом; побило цвет на яблонях и мелких птиц». Такая запись очень далека от необходимой точности. Лучше этот же случай описать с большей подробностью: «Сегодня прошел ливень, продолжавшийся с 12 до 15 часов. Минут двадцать шел град размером в крупную горошину (диаметр некоторых градин доходил до 6—8 миллиметров). У крайних (западных) яблонь сбило до 20— 25 процентов цвета, большинство деревьев пострадало менее. Узнал в колхозе, что побило мелких птиц. Искал в саду; на участке в гектар нашел двух мертвых серых славок».

Вот еще три примера записей на одну тему; первые две неудачны, третья вполне удовлетворительна.

«18 марта. В степи пробудились суслики». (Совсем плохая запись.)

«18 марта. Прошел 6 километров степью и видел много серых сусликов». (Тоже плохо.)

«18 марта. Вышел в 9 утра, вернулся в 13 часов. Прошел 4 километра по сухому склону балки, пригреваемому солнцем, и 2 километра по дороге через озимый клин. День ясный, теплый. На пригревах балки пробудились серые суслики; видел одиннадцать штук. В двух местах самцы преследовали самок— у сусликов началось спаривание».

Я думаю, что после сказанного ранее всем ясно, почему две первые записи плохи, а третья удовлетворительная. Количество сусликов, попадающихся на глаза наблюдателю, зависит и от условий погоды, и от длины маршрута, по которому он шел, и от местности, и даже от времени дня. Не будь в записях этих данных, трудно было бы судить о том, как много сусликов пробудилось от спячки. А от этого будет зависеть выбор срока для начала борьбы с сусликами и отчасти судьба урожая.

Смотрите, ребята, лучше и больше записывайте в дневнике, а странички из них присылайте в журнал на просмотр.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?