Юный Натуралист 1981-01, страница 16

Юный Натуралист 1981-01, страница 16

20

Самцу было не более трех лет. Вес зверя не превышал 13 килограммов, а высота в холке около 70 сантиметров. На боках и спине в беспорядке были разбросаны слабо-очерченные светло-коричневые пятна, которые делают зверя почти незаметным в лесу. Общий фон окраски тела был выдержан в темно-коричневом тоне. Вдоль шеи самца от подбородка к передним ногам тянулись две белые полосы, как бы расчленяя шею на три части. Из верхней челюсти выступали длинные и острые клыки длиной около 5 сантиметров, по которым я определил возраст зверя. У самцов кабарги верхние клыки растут всю жизнь, достигая у взрослых самцов 6—7 сантиметров.

Изучая поведение кабарги в неволе, мне стала понятна роль клыков в жизни этих зверей. Самцы кабарги используют их для запугивания соперников. Обычно два самца, равные по силе и возрасту, ходят по кругу на расстоянии 6—7 метров один от другого и, подняв голову вверх, обнажают, показывая друг другу, клыки. При этом каждый из них старается придать себе более воинственный вид и увеличить размеры своего тела за счет того, что топорщит шерсть на спине, боках и крупе. В большинстве случаев такие ссоры заканчиваются миром и животные расходятся по своим домам — участкам обитания. Иногда между самцами все же возникают драки. Вот тогда один из самцов, как правило, наиболее ловкий, и использует свои острые клыки, которыми наносит удары и вонзает их в тело противника. При таких драках клыки часто обламываются, а у побежденного остаются кровоточащие раны. За все время работы с кабаргой мне довелось увидеть пять поединков без серьезных ранений, а в одном случае с поломкой клыка. Часто во время схваток оба самца передними ногами бьют друг друга по хребту и крупу, высоко подскакивая при этом. Дерутся между собой и самки.

Пойманного зверя мы пересадили в заранее приготовленный фанерный ящик, положили туда достаточное количество лишайника и перенесли к избушке. Вскоре в ловушку попалась самочка. Она была по размерам меньше самца и не имела длинных клыков. Пойманных зверей мы вывезли на лошадях, затем на самолете я доставил в Москву. Животные перенесли транспортировку хорошо, в дороге охотно ели собранный в лесу лишайник, хлеб, сено. В вольере кабарожки быстро привыкли к новым условиям, уже на следующий год стали размножаться. Сейчас их на биостанции Института эволюционной морфологии и экологии животных имени А. Н. Северцова АН СССР больше двух десятков.

Наблюдая за кабаргой в природе, я обратил внимание на то, что животные всегда держатся недалеко от высоких скальных обнажений. Вели лес дает кабарге пищу и место для отдыха, то на карнизе скалы — отстое кабарга, преследуемая хищником, спасается от неминуемой гибели. Будучи приспособлена к маневренному бегу по горно-таежному лесу, кабарга не может долго бежать. При длительной погоне у кабарги появляется одышка и она вынуждена делать частые остановки, чтобы передохнуть. В итоге сокращается расстояние между хищником и ею. В таких ситуациях она стремится уйти к отстою, пробираясь по узкому карнизу в недоступное для хищника место, и стоит там, пока преследователь не уйдет. Кабарга, поставленная на отстой, становится легкой добычей охотника, который может легко ее отстрелять или даже отловить живьем с помощью длинного шеста, на конце которого крепится петля с ограничителем. Этот метод часто применяется при отлове кабарожек для нужд зоопарков. Лишь после продолжительных принюхиваний и прислушиваний кабарга осторожно спускается со скалы и уходит на прежнее место в лесу.

Очень часто во время поездок я имел возможность получить на время собаку-кабаржатницу у местных охотников и специально «ставил» кабарожек на отстой, чтобы проследить за тем, как животное заходит на скалу. Дело в том, что карниз, по которому звери добираются до недоступного для хищника места, по ширине бывает всего лишь 18—20 сантиметров. И если учесть, что пробираться по такой каменной полоске приходится на высоте 9—18 метров от земли, а иногда и выше, то это, несомненно, представляет серьезную опасность для зверя. Отправив собаку по следу кабарги, я шел к отстою и, устроившись у подножия скалы в укрытии, ждал появления оленя. Хорошая собака гонит кабаргу быстро и не дает себя обмануть всевозможными хитростями, которые проделывает зверь, петляя по лесу и запутывая следы. После многих ухищрений, обнаружив, что собака все же идет по следу, кабарга убегает к отстою. Ее приближение можно определить по стуку копыт и частому дыханию животного. Перед заходом на скалу кабарга останавливается, прислушивается, а затем, плотно прижавшись боком к отвесной стене скалы, начинает медленно двигаться по узкому карнизу. Добравшись до безопасного места, кабарга еще плотнее прижимается к скале и стоит неподвижно, словно изваяние, лишь изредка поворачивая голову на лай собаки. Очень часто в таких ситуациях, видимо, от сильного возбуждения она издает звуки, похожие на чихание,

которые служат для других кабарог предупреждением об опасности.

Очень интересно молодые кабаржата учатся этому способу защиты от хищников. Самки-матери перед отелом держатся недалеко от надежных убежищ. После отела они долгое время еще находятся с малышами вблизи этих мест, а в трех-пятинедельном возрасте начинают обучать их заходить на отстой. Для этого заботливые мамаши подают малышам сигнал ложной опасности и быстро забираются на скалу. Кабаржата стараются не отстать от матери.

Некоторые гибнут, срываясь с карниза, ну а те, которые остаются в живых, привыкают уходить от опасности в знакомые надежные убежища.

Наблюдать за кабаргой в природе сложно — животные эти активны только в сумерки и ночью. Другая трудность связана с тем, что кабарга постоянно живет на одних и тех же участках, площадь которых достигает порой 200—300 гектаров. На таком пространстве отыскать и проследить за двумя-тремя животными практически невозможно. Скрытый образ жизни, большая осторожность, умение незаметно уйти при малейшем беспокойстве затрудняют ее поиск. Только в зимнее время, когда зверь оставляет следы, отправляются исследователи тропить кабаргу и определяют особенности ее питания, степень использования занимаемой территории, распределение мест дневного отдыха.

Опыты вольерного содержания хороши тем, что позволяют одновременно вести регулярные и длительные наблюдения за жизнью животных и проводить экспери

21

ментальные исследования. Так, например, в Китае кабаргу содержат и разводят только ради получения мускуса, который вырабатывается специфической кожной железой. Такая железа есть только у самцов и расположена на брюшной части тела около пупка. Мускус кабарги издавна применялся в тибетской медицине. Известно, что он входил в состав 150 рецептов, расшифровкой которых сейчас занимаются медики. Кроме того, мускус вот уже более тысячелетия применяется в парфюмерной промышленности при изготовлении высококачественных духов, куда он добавляется в ничтожно малых дозах для закрепления запахов. Все это послужило причиной усиленного истребления кабарги в XVIII веке. В ряде стран Юго-Восточной Азии причиненный ущерб чрезмерным промыслом сказывается и до настоящего времени. Из-за узкой специализации в питании и других особенностей поголовье кабарги восстанавливается очень медленно. Вот почему специалисты Непала и Китая считают, что наиболее целесообразно для получения дорогостоящего мускуса одомашнить кабаргу и разводить ее на фермах.

Наша страна сразу после Октябрьской революции взяла кабаргу под строгий контроль. В настоящее время в СССР граница ее распространения заходит далеко на север, и в целом в нашей стране сосредоточено более 90 процентов общей мировой численности кабарги, В шести заповедниках проводятся научные исследования и обеспечена ее охрана.

В. ПРИХОДЬКО Фото автора и И. Сухова

ДМ-;,,'

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?