Юный Натуралист 1983-01, страница 29

Юный Натуралист 1983-01, страница 29

27

поднимаются в хребты. Странно? На первый взгляд — да. Но причина в том, что зимой постоянные ветры в горных районах сдувают снег с луговин, он там не бывает таким глубоким, как в лесу, и копытить его сравнительно легко.

Летом взрослые самцы и самки живут небольшими обособленными стадами — обычно по четыре, шесть, восемь голов. Часть самцов, преимущественно старых, держится поодиночке. Молодняк этого и прошлого годов рождения — при матерях. В сентябре, с приближением брачной поры, стада объединяются. В иных насчитывается до двадцати голов разного пола и возраста. Такими смешанными стадами толстороги и зимуют, вновь расходясь на группы самцов и самок к маю, когда наступает пора деторождения.

Гон у снежных баранов обычно проходит с середины ноября в течение месяца, иногда он растягивается до начала января.

Брачная пора у толсторогов особенная. Сначала взрослые самцы-рогачи как бы играют: встают на дыбы друг перед другом, стукаются рогами, опускаясь на передние ноги, жмут один другого, стараясь пересилить, потом мирно расходятся. На самом деле это не столько игры, сколько проба сил. Попозже схватки приобретут боевой характер, бараны будут биться рогами с десяти-пятнадцати-метрового разбега, и тут выяснится победитель. Слабые уйдут, сильные сформируют небольшие гаремы из двух-четырех самок. Кровавые схватки нашим горным «спартанцам» не свойственны, они и бдительности не теряют, и едят регулярно, а потому худеют мало. Словно все время помнят о невероятно суровой зиме.

Через семь месяцев самки отделяются от стада и в укрытых от врагов, защищенных от непогоды местах ягнятся. Детеныш чаще бывает один, иногда двое. Весит ягненок около трех с половиной килограммов, хорошо развит, в «шубке» серо-стального цвета, с черным ремешком по хребту и белой звездочкой на лбу.

В первые дни ягнятами руководит врожденный рефлекс затаивания при малейшей опасности, а через пять-шесть дней его пересиливает другой рефлекс — они ни на шаг не отстают от матерей.

Растет малыш быстро. С семи-десятиднев-ного возраста начинает щипать траву и листья, а вскоре с матерью присоединяется к стаду. К месяцу увеличивает свой вес в три-четыре раза, в сентябре достигает двадцати двух—двадцати пяти килограммов, к зимним холодам еще подрастает. В годовалом возрасте весит тридцать-сорок килограммов, а к полутора годам во всем уподобляется родителям.

Самка ухаживает и защищает ягненка самоотверженно. Даже перед беркутом или

орланом, покушающимся на него, встает на дыбы, прикрывая собой детеныша. Тем не менее гибнет их по разным причинам много: тот заболел и не выдержал, этого мать от хищника не уберегла, те не пережили первую зиму. До года доживает от пятидесяти до семидесяти процентов новорожденных, в среднем два'из трех.

Век снежных баранов — двенадцать, реже восемнадцать лет. И до самой старости они растут. О возрасте их судить легко: каждый год у оснований рогов откладывается по кольцу, потому что растут рога только летом.

Численность толсторогов еще с прошлого века медленно, но неуклонно сокращается. Почти перевели их на Чукотке — всего пятьсот голов сохранилось там на восточной оконечности полуострова. Очень редким стал этот зверь в Прибайкалье. На западном побережье Камчатки его выбили в сороковых-пятидесятых годах нашего столетия. Все меньше остается толсторогов в горах Пу-торана (Таймыр), на Охотском «побережье.

Основное поголовье снежного барана находится в Якутии — сорок пять—пятьдесят пять тысяч особей. На Камчатке, на Корякском нагорье и в Чукотском национальном округе теперь живет по шесть-восемь тысяч голов, а всего в Советском Союзе толсторогов семьдесят-девяносто тысяч. Для огромной территории Восточной Сибири и Дальнего Востока это, конечно, немного.

В ряде краев и областей охоту на снежного барана запретили. Путоранский подвид уже внесен в Красную книгу редких и исчезающих животных Советского Союза, на очереди могут быть и другие подвиды, если не изменить к ним отношения.

Почему же сокращаются ареал и численность снежного барана? В основном потому, что из-за отличного мяса, хорошей шкуры и замечательного трофея — головы с рогами — на него охотятся издавна.

Зимой у толсторогов мало пригодных мест обитания, стада к ним очень привязаны. Спугнули с обжитого места — умчались они, а найти другой участок для жизни удается не сразу. Пока освоят его, изучат — сильно исхудают. А согнали и с этого места — считай, полстада не выдержало, погибло. А тут еще волк досаждает, рысь, росомаха. Трудно приходится снежным баранам зимой.

Человек может и должен стать другом снежного барана. Для этого нужно совсем немного — оставить его в полном покое, запретить повсеместно охоту. И хорошо бы еще сократить поголовье волков. С остальными бедами «спартанцы» справятся сами.

С. КУЧЕРЕНКО,

кандидат биологических наук

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?