Юный Натуралист 1983-11, страница 26

Юный Натуралист 1983-11, страница 26

26

дов, которые убивают болезнетворных бактерий. Не одному поколению ученых предстоит еще изучать проблему кедра.

Наша стоянка в сухом, уютном и светлом бору, устланном ягельным ковром, беломошником. Раннее погожее утро. Солнце, еще не показавшееся над лесом, позолотило верхушки кедров. На высоком берегу Ватыльки выстроились в ряд разноцветные палатки. Замерли у берега покрытые ночным инеем серебристые ладьи-байдарки. С раннего утра в лагере деловая суета. Дежурные разожгли костер и готовят завтрак. Раньше всех встал метеоролог и летописец экспедиции Саша Ковалев. Саша — старшеклассник, это его первая серьезная экспедиция, он делает ежедневные измерения температуры воздуха и воды: в реке, ручьях и родниках, ведет походный дневник. Саше особенно нравится брать пробы воды в родниках. Хрустальные родники! Они питают таежные реки. В них самая холодная и необыкновенно вкусная вода. А какой аромат у чая, заваренного на родниковой воде!

С раннего утра много работы и у паразитолога нашей экспедиции Анатолия Аркадьевича Одинца — кандидата медицинских наук. Его подопечные донимают нас, ни на минуту не оставляя в покое. Анатолий Аркадьевич машет сачком, и он становится черным от попавших в него насекомых. По его наблюдениям, только комаров здесь насчитывается более 24 видов.

Мириады кровососущих в народе метко и точно называют словом «гнус». Летом гнус — бич для людей, работающих в тайге. От него страдают не только приезжие, но и живущие в этих местах всю жизнь. Изучая повадки гнуса, Анатолий Аркадьевич испытывает действие различных репеллентов, защищающих человека: жидкости, кремы и аэрозоли, изготовленные по новым рецептам. Смазав руки и лицо приятно пахнущим кремом, сразу освободившись от досаждающих атак комариного войска, я отправился в лес на фотоохоту.

Река Ватылька, на которой расположен лагерь, сообщается узкой протокой с большой старицей. Там кипит жизнь. Крупная рыба гоняется за мальком. Стаи мальков, выскакивая на поверхность, прорезают воду, словно серебряные стрелы.

Местами старица заросла осокой и травой. Пробираясь через заросли на маневренной байдарке, выплываем на чистую воду. В этот момент я почувствовал удар по рулю. Нагнувшись, мы стали вглядываться в воду и были изумлены увиденной картиной. Вода в старице прозрачная, хорошо просматривается дно. А сколько здесь рыбы! Это настоящий рыбий дом — заповедный природный дквариум* не знающий снасти рыбака. Все здесь так, как многие сотни, а может быть, и тысячи лет назад. Решили провести контрольный отлов и попробовали половить проводкой рыбу. Не успели отплыть метров двадцать, как леска со звоном натянулась, а удилище согнулось

дугой, и я с трудом удержал его двумя руками. Лишь пристав к берегу и призвав на помощь всю нашу сноровку, вытащили на берег огромную щуку. Теперь я догадался, кто нас хватал за руль. Скорее всего то была одна из прожорливых хищниц, водившихся в этой старице. Она приняла за добычу металлический блестящий руль байдарки. На стоянку мы вернулись с богатым уловом щук и окуней.

Еще не один сюрприз преподнесла нам чудесная западносибирская речушка Ватылька. Как бабочка порхала она среди девственных кедровых лесов в изумрудно-зеленых берегах, украшенных разнотравьем и яркими цветами: пижмой, ястребинкой, колокольчиками. Много дней кружила свой хоровод река. Но вот однажды за одним из ее многочисленных поворотов открылся высокий, высвеченный солнцем, золотой песчаный берег. На высоком яру у реки стояли несколько чумов, амбарчики, загон для оленей с дымокуром. На воде качались зачаленные долбленые лодки — ветки и металлические лодки с подвесными моторами. В этом красивейшем месте расположилась на летней стоянке семья селькупа Коргачева. Селькупы — одна из самых малочисленных народностей нашей многонациональной Родины. Их всего около четырех тысяч. Дети Коргачева, Гриша и Неля, оказали нам радушный прием, напоили чаем и показали предметы местного промысла — искусные изделия домашнего обихода из бересты и дерева.

Главная водная артерия, перерезающая Сибирские Увалы с юга на север,— река Таз, воспетая в древних сказаниях и легендах. На ее берегах когда-то вырос и расцвел самый северный в Сибири город — древняя Манга-зея. Край сказочных богатств издавна привлекал к себе внимание людей. Со всего мира съезжались сюда торговые люди. В главное русло Таза впадает множество притоков, самые крупные притоки Поколька и Ватылька. На одной из стоянок вблизи слияния Ватыльки и Таза, недалеко от селькупского поселка Киккиаки, и состоялась у нас встреча с древней легендой. У костра ее нам рассказал селькупский юноша Сергей Дибиков. Сергей — пионервожатый, любит рисовать, собирает сказки и легенды селькупов. От своей матери слышал он легенду, повествующую, откуда на земле появились комары.

Жил в одном роду Эгма — храбрый и сильный охотник. Пошел он однаждЬ на охоту и нарушил табу. По закону того рода нельзя было убивать лебедей. А Эгма в пылу охоты выстрелил из лука и попал стрелой в лебедя. Как только Эгма убил лебедя, пропало на небе солнце и люди в стойбищах поняли, что случилось что-то неладное. Тут налетело чудовище Йовыл. «Охотник Эгма,— заревел он,— ты нарушил табу — убил лебедя, теперь тебе нет дороги к людям. У тебя один путь — следовать за мной, в мое логово». Эгма повиновался и отправился в логово Йовыла. Шли дни, а Эгма все жил у страшного врага людей, чудовища-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?