Техника - молодёжи 1978-10, страница 61

Техника - молодёжи 1978-10, страница 61

дение Тулона от мятежникив и англичан, а для Николова генеральство предлага.-ись за «черную-» работу самодеятельного механика-одиночкн в гарнизонных ремонтных мастерские заштатных городишек Самокова и Пазарджнка... Интересная, между прочим, здесь просматривается эволюция в оценке труда оружейных конструкторов — от безвестности в конце восемнадцатого века к признанию и почету в двадцатом.

Также любопытно, показательно, что комиссия почувствовала н учла эту эволюцию, в двадцатых годах неочевидную даже для ведущих военных теоретиков Сошлюсь на воспоминания Главного маршала артил ie-рии Н. Н. Воронова. Примерно в то же время, в 1,929 году, кончавший академию Воронов получил тему дипломного сочинения «.Влияние оперативного искусства н тактики на развитие "артиллерии в первую мировую войну». Собрал исходные материалы, приступил к работе, забрел в тупик и только тогда понял, открыл для себя, что задача ему дана неразрешимая, что она поставлена с ног на голову, прежде всего названа неверно, и это определило неверный к ней подход.

Воронов предложил другое название, противоположное: «Влияние развития артиллерии на оперативное искусство н тактику в первую мировую войну». И командование с ним согласилось, тему утвердили заново.

Нашел я и новые сведения о втором эпизоде, хотя так и не выяснил все до конца.

В феврале 1939 года в Советский Союз из Болгарии был переправлен легкий ручной пулемет «Христо Николов» и к нему 250 патронов.

И в 1943 году Никилова арестовали (причем, неясно, стала лн известна история с пулеметом, или какая-то еще), судили и приговорили к расстрелу. Но привести приговор в исполнение не успели: в Болгарию

вошла Советская Армия.

* * *

Продолжали поступать письма, отыскались болгарские публикации.

Кончились мои поиски неожиданно: я узнал, что Христо Николов жив, и даже узиал его адрес. Написал ему письмо, ои ответил, и вскоре между нами завязалась оживленная переписка.

Жизнь Николова постепенно представилась более логически выстроенной. При этом она в основных своих чертах настолько похожа на десятки других конструкторских судеб, так легко и далеко предугадывается, едва знакомишься с ее началом, что и его героический поступок, переломный в его судьбе, надо считать тоже закономерным.

Сам Николов пишет, что другого решения у него попросту не было. Что каждый из нас, больше всего любя свою страну, должен тем не менее почаще задумываться над тем, куда ее ведут, кому н в чем ты помогаешь. Болгарию в конце тридцатых годов вели к фашизму.

Он родился в небогатой многодет ной семье провинциального ремесленника, изготовлявшего украшения для национальной одежды. Стало быть, в детстве Христо если и постиг какую-либо технику, то, видимо, примитивную, кустарную. Высшего образования не получил, да, кажется, в юности и не стремился к нему, кончил всего лишь пехотное училище. Но четыре года воевал (Балканские войны, потом первая миривая) и на собственном опыте узнал, к чему приводит преимущество противника в вооружении, особенно в новейшем, — тогда это были пулеметы. «Наши атакующие цепи полегли в двадцати шагах от вражеских окопов, — пишет он. — Французские «гочкисы», «пю-то», «сент-этьены» стреляли длинными очередями, непрерывно, без задержек сменяя друг друга, а у нас — отказы, отказы, заедания... Огоиь болгар утонул в огне противника. Один из пяти наших пулеметов сразу же вышел из строя, один еле тянул ленту. Солдаты не успевали находить и устранять неисправности...»

Задуматься о «тайнах» конструирования и о своем в нем возможном участии Николова заставил непосредственный интерес, лучший учитель. Путь известный. Так начинали, и приблизительно в те же годы, русские еру.кейники: слушатель офицерских курсов Токарев, слесари Дегтярев, Симонов, Шпагии... Как и они, Николов сам (это он пишет, что сам, но, наверное, все же обращаясь к книгам и расспрашивая знатоков-пулеметчиков) сформулировал для себя основные принципы создания автоматики, тем более оружейной. Одно из первейших к ней требований — надежность, а для этого ее детали должны быть как можно крупнее и числом как можно меньше, движения всех ее частей н узлов как можно короче, прямее, экономнее, разборка и сборка доступными в самых тяжелых условиях, лучше бы всего без инструментов, голыми руками... Сравнивая «максимы» разных типов, «кольт», «льюис», «бергман», «шварцлозе», Николов не только их осваивал, но и вырабатывал собственное к ним отношение, критическое.

В общем виде главная техническая идея, перекрывавшая, по его мнению, все им изученные, пришла к Николо-ву однажды ночью во время дежурства по полку. Капитан проверил посты, вернулся в караулку, вздремнул у горячей гудящей печки и во сне увидел свой будущии пулемет. Зна

комый случай. Например, авиаконструктор О. К. Антонов рассказывает, как после долгих безрезультатных поисков устойчивого против вибраций оперения самолета Ан-22, ои увидел пригодную схему во сие. Вскочил, набросал эскиз и заснул, успокоенный.

Предвидя, вернее, предчувствуя конфликты с начальством, Николов стал работать дома: рисовал, чертил, мастерил, стараясь хотя бы на первых порах никому не попасться на глаза. И в конце концов попался со всеми обычными в таких случаях последствиями. Его осудили морально, потом, так как он не унялся, перевели в другой полк, глубже в провинцию. Следующей мерой было бы увольнение из армии, и, значит, безработица в разоренной войной стране. Прежний полковой командир уже написал на него убийственную аттестацию: занимается посторонними, унизительными для офицера делами в ущерб служебным.

Разумеется, в ущерб. «Посторонние дела» отнимали у него все силы, все свободное время, стали захватывать и служебное. И «перевоспитать» его, кругом виноватого, а если не получится, • то смять в лепешку как будто бы ничего не стоило...

Почему же не смяли' Жалко стало? Едва ли, армейский мир суров... Поняли его? Полковой техник его понял, мелкий чин, который только и смог дать капитану ключ от своей мастерской.

В Ленинграде нашелся объемистый теоретический труд Николова «Рассуждение о классическом пехотном автоматическом оружии». Следовательно, не имея инженерного диплома, ои все же стал со временем технически высокообразованным человеком, чего и надо было ожидать. Но теоретических обоснований мало, когда требуется пробить дорогу новой конструкции, а у ее автора ни именн, ни связей, ни денег. Одержимость? Она, случается, помогает, од-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?