Юный техник 1982-04, страница 49

Юный техник 1982-04, страница 49

лить отверстие для токаря-универсала не проблема, но, может быть, была у Волкова другая тайная цель, которую он поначалу не открыл Трусову: не разочаровать молодого обувщика в выборе, сделать так, чтобы не пожалел тот, что оставил станочное дело, показать, что и в ремонт обуви — некогда самую кустарную работу — приходит свое оборудование.

Тогда механизация бытового обслуживания только начиналась. Можно было говорить, что служба быта становится на индустриальные рельсы. А ведь это становление происходило на глазах Трусова. Он всегда радовался, когда в мастерской появлялся новый станок. И первым осваивал его. Кто сказал, что он расстался с прежней профессией станочника? Просто трудится на другом оборудовании...

Вот пневматическая машина, которая аккуратно вбивает гвозди в набойки. Прощай молоток, непременный атрибут сапожной профессии, не нужен он современному сапожнику. Машина гораздо надежнее молотка, потому что не гвозди даже входят в кожу или резину, а кусочки витой проволоки. Особый механизм отрубает их от рулона и точно вгоняет в изделие. У таких «гвоздей» нет шляпок, и в то же время они прекрасно держатся благодаря винтовой нарезке.

Есть и другие механизмы: пресс, который прижимает склеиваемые поверхности, фрезерный станок, ровняющий края подшитой подметки. Вот вам и «кустарная» работа! В ней почти и ручного труда не осталось. Но удивительная вещь: механизмов становится все больше, но по-прежнему в ремонте обуви ценятся руки мастера. А у Трусова они оказались по-настоящему талантливыми.

Талант — трудноопределимое слово. Способности — куда ни шло. Умеет человек что-то де

лать, хорошо умеет, способен к чему-либо — вот и способности. А талант? У него свои мерки. Может быть, это умение постигать за короткое время то, на что другим нужны месяцы и годы, умение самому открывать такие вещи, которым других учат, находить решения там, где для других тупик. И работать — постоянно, самозабвенно, упорно. Само стремление не отступать перед трудностями — уже талант, без него нет самородка.

Все эти черты применимы к любой профессии, ремонт обуви — не исключение. Когда человек из стоптанной, помятой и потускневшей пары делает снова щеголеватые сапожки — разве это не талант? А ведь именно таким умением как раз и обладает Трусов. Он может безошибочно — не по цвету и даже не по фактуре, а по еле заметным намекам будущих морщинок и изгибов понять, какая кожа подойдет к ремонтируемой паре, сольется с основным материалом. Он так маскирует порез, что даже натренированный глаз с трудом обнаруживает его. По чуть ощутимому дрожанию супинатора определяет его надежность. И никогда не откладывает заказ в сторону, не бросает пару в ящик с надписью: «На фабрику» (мол, там разберутся, у нас в конце концов срочный ремонт), а старается все сделать сам.

А случаев, когда ремонт ставит мастера в тупик, становится все больше. Нет, не «шпилька», не мода (которая, как известно, изменчива) принесла революцию в ремонтное дело, другие перемены коснулись его, сделали профессию более трудной, зато более интересной и даже творческой. Связаны они были с приходом в промышленность новых синтетических материалов. Не могу не вернуться здесь к началу статьи: изготовление и ремонт — они как бы поменялись

46

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?