Вокруг света 1968-02, страница 61

Вокруг света 1968-02, страница 61

в путаницу долин Юркувеема и Чауна. Многодневный маршрут на Чукотке — сложная вещь, ибо здесь нельзя рассчитывать на топливо даже для чая. «Все мое несу с собой», — единственно возможный здесь принцип. У меня был самодельный бензиновый примус, эдакая карманная горелка — произведение неизвестного миру механика. Несмотря на малые размеры, горелка работала с ужасающим ревом, угрожал ежеминутно взорваться, но не взрывалась.

Поролоновый спальный мешок не совсем был хорош — как всякая синтетика, он не годился для севера, и оставалось надеяться, что я уберусь отсюда до морозов. Палатку, эдакую бязевую норку без входа и выхода, я сшил сам, в ней можно было (лежа) переждать дождь.

На берегу озера был лагерь геологов. Среди разновидностей экспедиционного люда геологи отличаются радушием и склонностью к выполнению всевозможных таежных и тундровых кодексов чести, любят обрастать на базах разным хозяйством. Именно эта черта заставила «моих» геологов некоторое время разыскивать медведей с помощью вертолета. Дело в том, что почти каждая продуктовая база, которую они выбрасывали для маршрутных отрядов, оказывалась разграбленной. Ящики были разбиты, консервные банки раздавлены, палатки изорваны, все прочее раскидано. Такие вещи может проделывать и обязательно проделывает при случае росомаха, но опытные экспедиционники утверждали, что во всем этом был почерк медведя, и только медведя. Того самого медведя, которого не удавалось увидеть в это лето еще никому в нашем районе. Я хочу подчеркнуть здесь следующее: большинство были опытными экспедиционниками, разорение базы медведем для них не было редкостью, и они знали все предохранительные меры, принимаемые в таких случаях. Но тем не менее... Но тем не менее, хотя ни одному из десятка маршрутных отрядов не удалось встретить ни разу медведя и ничего не дали поиски их с вертолета, базы в окрестностях озера Эльгыгытгын продолжали разоряться неумолимо.

Уже позднее, когда вертолетные поиски «медведей-разорителей» окончились, на базу экспедиции вернулся из дальнего рейса в верховья Анюя экс

педиционный вездеход. Люди на вездеходе сообщили, что видели на гребне одного из хребтиков бредущего огромного медведя очень светлой, почти белой окраски. Они уверяли, что это белый медведь. Однако предположить, что белый медведь забрел в путаницу хребтов центральной Чукотки за сотни километров от моря, довольно трудно. Известны, правда, случаи, когда белого медведя встречали в тундре за десятки километров от побережья. Но, во-первых, такие случаи единичны, они всегда исключение. И, во-вторых, десятки километров—это не сотни, и прибрежная тундра не горный хребет.

В общем рассказ о светлом медведе, бредущем по пустынному гребню хребта, не помог прозаически настроенным геологам. Было сказано спасительное слово «мираж»...

Я не сказал, что это может быть тот, кого я ищу, — страшный, одинокий, погибающий от голода, ибо все живое, кроме недоступного ему дикого оленя, ушло в это лето отсюда. Я решил сам пойти по этим следам.

Но тут непогода установилась прочно и навсегда...

Н ад озерной котловиной свистел ледяной ураганный ветер, и странно было видеть сквозь гонку разодранных туч ослепительную лазурь неба. Почти все время я отлеживался в палатке в спальном мешке, навалив сверху еще оленьи шкуры.

И в пахнущем зверем и рыбой тепле, под гудящим брезентом палатки мое воображение рисовало картины гибели последнего из кадьяков на Чукотке вот сейчас, сегодня, где-то рядом со мной. Ему было трудно, этому очень большому медведю, средь скудных чукотских долин в дурацкой непогоде, и вот в эту бурю он погибает. Погибает из-за своей мощи, ибо мощь нуждается в обильной еде.

Но когда ветер стихал, мой кадьяк снова продолжал свой одинокий путь. Он шел по глухим долинам, по которым я ходил несколько дней назад, сквозь тишину и ночной стук камней в русле ручьев...

-■■Горы Эльгыгытгына сейчас засыпаны снегом и обдуты зимними ураганами. Ураганные ветры свищут надо льдом озера. Под льдом стоят его удивительные рыбы. Откочевавшие медведи, возможно, вернулись на спячку в родные места. И где-то в глухом районе залег гигантский горный медведь... А может быть, он залег в горах Корякин, о которой упоминали многие, говоря о нем? Я верю, что он существует, но, ей-богу, смешно ожидать немедленной удачи от усилий одного человека в немногие месяцы. Я еще пойду по следам оленей. И — до встречи, Длинноногий! Пусть удачно сложится твоя оленья судьба. И пусть она поможет тебе не встретить страшилище Севера в том месте,, где ты не сможешь убежать...

ЗАГАДКИ ПРОЕКТЫ ОТКРЫТИЯ

СТЕКЛЯННЫЙ «НАУТИЛУС»? На снимке — проект двухместной исследовательской лодки, созданной американскими конструкторами, кабина которой состоит из двух... стеклянных полусфер.

Хрупкое стекло — и огромные давления океанских глубин?

Расчеты показывают, что сфера из стекла особой прочности может выдерживать большое давление, если оно" равномерно распределяется по всей площади сферы и возрастает постепенно. Во всяком случае, в 1964 году полый стеклянный шар диаметром в 70 сантиметров, наполненный воздухом, выдержал «путешествие» на шестикилометровую глубину.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?