Вокруг света 1968-07, страница 74

Вокруг света 1968-07, страница 74

вно вернулся к тем дням, когда был беззаботным и бойким матросом. «Где вы такие клеши отхватили, отец?»

— Эти брюки, молодой человек, — с достоинством ответил бывший бухгалтер, — я купил одиннадцатого мая девятьсот сорок пятого года, на второй день после окончания войны, во Львове. Материал стоил тогда по девятьсот рублей за метр. Это стопроцентная манчестерская шерсть. И сшил их львовский частник за две банки свиной тушенки.

— О-о-о! — удивился Денисов. — Прекрасная вещь, слово! А мы тут картошку у вас не сварим?

— Сварить бы можно, — сказал Лукояныч, — да только печка с утра топлена, а электричество не работает. Все вызываю монтера, да он у нас человек непьющий...

— Это мы сделаем! — обрадовался Денисов. — А ну-ка! Ведь я до этой чертовой рейки с полосками электриком был. Шестой разряд, слово!

Он прошел в дом впереди старика, краем глаза охватив всю запущенность обстановки, металлическую кровать с панцирной сеткой в углу, и Новожилова, еще более низкорослого и плотного, чем Денисов представлял его себе по ориентировке. Новожилов стоял у окна, сунув правую руку в карман. Выражение лица у него было злое и раздраженное, и чувствовалось, что ему стоит много труда сдерживать себя.

— Здорово! — сказал Денисов.

Его интересовала только проводка...

Старый, с рваной обмоткой черный провод свисал со стены почти до кровати.

— Вот это проводочка! Подождите, изоляции притащу и отвертку.

Денисов выскочил из дома и быстро пошел к машине. У теодолита словно и не заметили его маневров. Вернувшись, Денисов увидел маленькую шаткую лесенку, которую откуда-то притащил Лукояныч. Новожилов оставался в той же позе — насквозь фальшивый и вызывающий. Его так и подмывало на безрассудный шаг. Не хватало только привычного импульса. Новожилову нужна была ссора.

— Сначала проверим проводку, — сказал Денисов. Он заметил нетерпение Новожилова и теперь сразу почувствовал себя намного хитрее и спокойнее своего врага.

— Все-таки решили строить интернат? — спросил Лукояныч.

— Наверно, будут, раз нас пригнали.

— Беспокойная работа у вас.

— Зато деньги большие, — неожиданно охотно ввязался в разговор Новожилов, — форма хорошая, проезд бесплатный. Каждый год сапоги — год хро-' мовые, год — яловые... Две фуражки.

— Видишь ли, — Денисов пристроился на верхней перекладине лестницы, чуть в стороне от Новожилова и в то же время над ним и над кроватью. — Деньги не то, чтобы большие. Так... А форму не дают. Может, раньше давали? Правда, когда на болоте работали — сапоги выдали на сезон. Потом забрали. Машина у нас своя, проезд бесплатный.

— Это мы знаем, товарищ начальник.

— Я и на заводе неплохо зарабатывал, но не то... Дисциплина, мастер, наряды, а здесь — по дерев

ням. Сами себе хозяева, — он подмигнул Лукояны-чу. — Ничего, сейчас свет будет и картошка тоже...

Работая, Денисов не спеша стал рассказывать о хорошо знакомой ему жизни электроцеха и чувствовал, как в поведении Новожилова появляются нотки успокоения. Он уселся на кровать поглубже, так, что сетка под ним прогнулась, однако руки из кармана не вынул. Как только Денисов умолкал, Новожилов снова начинал беспокоиться.

— Кроме того, электричество штука опасная...

— Вам за то и деньги платят, чтобы рисковали,— Новожилов сделал легкое движение рукой в кармане, — тут ведь раз — и ваших нет!

— Это верно, — согласился Денисов. Теперь ему было совершенно ясно, что, кроме навязчивых и противоречивых подозрений, у его нетерпеливого, плохо владеющего собой противника ничего нет и ему, Денисову, следует только продолжать свою игру, не допуская ни одной ошибки. — Дело рискованное, опасное... Мастер как-то говорит: «В лифте темно! Полезай после смены наверх, сменишь трансформатор!» Трансформатор там стоял — триста восемьдесят вольт на двенадцать. Сменить — пара пустяков: напряжение отключил, четыре винта отвинтил, новый трансформатор подключил, четыре винта завинтил. Работы — всего ничего. А дело было в конце месяца, авральчик. Лифт туда-сюда — в работе. Мне бы действительно дождаться конца смены... А я на футбол спешу — «Торпедо» играет. «Сделаю под напряжением!» Залез наверх, трансформатор снял — все хорошо. Стою на резиновой прокладке, держусь только за один выход, не страшно. Ставлю новый трансформатор. Ну, низкий конец сделал, берусь за высокий. Вдруг лифт включили — а я, видно, задумался, что ли? — и щекой к железной стойке прикоснулся. Тут меня и приласкало. Как шибанет! Я через барьер — об стену. Две недели отвалялся!

Рассказывая, Денисов нашел повреждение в проводке; оно оказалось близ кровати, на которой сидел Новожилов. Привычными, ловкими движениями Денисов зачистил один конец провода, бросил его на спинку кровати и взялся за другой. Новожилов опасливо отодвинулся от шнура, вынул, наконец, руку из кармана и сел ближе к окну. Теперь он лишь искоса поглядывал на электрика, не упуская из виду топографов, которые все еще возились на лугу. Денисов был целиком поглощен возней с электричеством и что-то насвистывал. Потом он выпустил второй конец провода, и тот, упав, запутался в панцирной сетке. Бывший заводской электрик переставил лестницу и перешел к пробкам.

— Да, электрический ток — штука серьезная, — ты про электрический стул слыхал?

— Слыхал, — ответил постоялец и зябко передернул плечами... — Сразу насмерть или мучаешься?

«Да он же совсем-совсем... темный! — подумал Денисов. — Рассказать кому-нибудь, не поверят!»

Новожилов покосился на почерневшие, с оголенными концами провода, лежавшие на кровати, и еще раз отодвинулся, лязгнув сеткой.

— Не двигайся, — сказал вдруг Денисов, сам изумившись странному звучанию своего голоса, — не двигайся, Новожилов, а то поверну сейчас пробку и будет тебе электрическая кровать!

Рука Денисова застыла на белой фарфоровой проб

72

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?