Юный Натуралист 1973-11, страница 34

Юный Натуралист 1973-11, страница 34

34 54

ОСЕНЬ

Подослала ветер

осень.

Сбросил листья он в ручей, И поплыли восемь

очень

Ярко-рыжих кораблей. На одном —

жучок зеленый. Он не плавал никогда. И глядит он удивленный, А кругом вода, вода...

На втором — кузнечик,

Он

Тоже очень удивлен!..

Ну а кто на остальных? Лето красное на них.

И оно спешит по волнам, Как ни грустно, Как ни жаль, От зимы седой, холодной Убежать скорее вдаль.

О. Бапакина

Московская область

МОЕ ЛЮБИМОЕ ВРЕМЯ ГОДА

Золотая осень... Она подкрадывается совсем незаметно. Ее самая первая примета — это желтеющие листья берез. Затем осинки, клены и рябины вспыхивают огненным цветом. И только сирень стоит до поздней осени зеленая, и листья у нее опадают, не пожелтев, как у других деревьев.

Желтеют и краснеют листья, постепенно то там, то тут они проглядывают из густых крон деревьев, а потом вдруг неожиданно вспыхивают ярким осенним пожаром. А с каждым днем все чаще и чаще начинает лить дождь. Но вот ветер куда-то исчез, а дождь перестал. И над промокшей землей повис туман.

Изредка нарушает утреннюю тишину хриплое карканье ворон. И вдруг из-под облаков донесся прощальный тоскливый крик улетающих на юг журавлей. Как жаль, что осень не могла еще хоть немного подождать.

Упавшие на землю листья поблекли, хрустнет где-нибудь сухой сучок, и снова тихо в лесу. Природа принялась потихоньку готовиться к зимнему сну.

Валя Махова

г. Томск

МУЗЫКАНТ

Как-то в лесу вышли мы к небольшой избушке лесника. Лесник, добрый, пожилой человек, угостил нас чаем и, разговорясь, рассказал следующую историю.

Кот, о котором идет речь в этом рассказе, имел несколько особенностей.

Во-первых, он был совершенно пестрым, таким пестрым, что казался сшитым из разноцветных кусочков пушистой материи.

Во-вторых, он имел удивительную окраску глаз: они становились то желтыми, то черными, а иногда казались такими, что и разобрать нельзя было, какие краски в них смешаны. Еще он был чрезвычайно ленив, впрочем, как и все коты, и имел довольно странную кличку — «Музыкант».

Почему Музыкант? Да потому, что, как это ни странно, кот любил музыку. Любил так, что, чуть заслышав звуки мелодии, от удовольствия начинал мурлыкать и, пританцовывая, перебирать пушистыми лапками. Соседи, встречая хозяйку Музыканта бабку Катерину, не раз шутливо уговаривали ее купить губную гармошку и играть для кота.

— Ну и куплю, — посмеивалась бабка, — вот поеду в город и куплю, а не то внучек мой, Андрюшка, привезет в каникулы. Он собирается ко мне погостить, да и Музыканта хочет увидеть. Он живность-то любит.

Андрейка приехал в самом начале лета. Это был двенадцатилетний мальчик, светлоголовый и курносый. Ему с первого же дня понравилось у бабки: пришлись по душе и новые товарищи, и прогулки в лес и на речку, словом, вся деревенская жизнь.

Но особенно он привязался к коту Музыканту, да и Музыкант не отходил от Аид-рейки. Андрей дома, и кот дома. Андрей пошел на улицу, и Музыкант гуляет вместе с ним. И куда девались его прежнее безразличие и лень? А ведь он был таким лентяем, что скука казалась ему величайшим блаженством. Особенно кот бывал доволен, когда Андрейка начинал играть на привезенной из города маленькой гармошке.

С каким удовольствием он мурлыкал, выгибался, сжимая и разжимая лапки, терся об Андрейкины ноги, словом, его радости не было предела. После этого Музыкант успокаивался не скоро, продолжая мурлыкать даже во сне. Как-то Андрейка взял Музыканта с собой на речку. Купаясь, он несколько раз звал кота к себе, но Музыкант, лишь ступив в воду, брезгливо стряхивал чуть намокшие кончики лап и виновато смотрел на мальчика, как бы говоря: «Нет, Андрейка, не

выйдет из меня пловца, что-то не нравится мне эта холодная, глубокая речка». И он продолжал ходить по берегу, пока Андрейка не накупается. На следующий день они шли за грибами, на другой опять купаться, и так все Андрейкины каникулы.

Неожиданно кончилось лето. За Андрей-кой из города приехал отец: через неделю в школу. Мальчик долго уговаривал отца взять в город Музыканта, даже бабка Катерина была на это согласна, хотя ей очень не хотелось расставаться со своим любимцем, но отец решительно отказывался от такого, по его мнению, рискованного дела.

Наступило время отъезда.

Всю дорогу до пристани Музыкант провожал друга. Конечно, кот не догадывался, да и не мог догадаться, что он расстается с Андрейкой, но даже и в его маленькое кошачье сердце закралось какое-то неясное, но все увеличивающееся подозрение.

Подошел катер. Андрейка попрощался с бабушкой, пообещав ей писать каждую неделю, потом взял в руки кота и, поцеловав его прямо в мокрый розовый нос, спрыгнул в катер и поставил Музыканта на краешек пристани. Катер медленно отчалил, Андрейка махал руками и кричал что-то веселое, но Музыкант ничего не слышал.

Кот подошел к самому краю пристани и жалобно, очень жалобно мяукнул. Бабка Катерина присела рядом с ним, стараясь успокоить его, говорила что-то доброе и утешительное.

Но Музыкант ничего не слышал. Он бросил какой-то безразличный взгляд на бабку, дико взглянул на чуть видневшийся катер и вдруг, протяжно и неестественно пискнув, бросился в темную осеннюю воду. И он поплыл.

На этом лесник закончил свой рассказ и посмотрел в окно: на улице уже были сумерки, тяжелый осенний ветер злобно раскидывал листья, занося ими поляну.

— Вот так, — вдруг снова начал лесник, — а жалеть вы в моем рассказе не кота должны, а ту его дружбу, которую не понял ни Андрейкин отец, ни даже сам Андрейка.

Марина Ермакова

Московская область

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?