Юный Натуралист 1975-11, страница 15

Юный Натуралист 1975-11, страница 15

СЛОЖНАЯ НАУКА ВОДЫ

Самыми простыми орудиями — сохой и плугом — человек изменил облик нашей планеты. Около одной десятой всей суши покрыто теперь золотистыми полями пшеницы, равнинами с белым покрывалом хлопка, садами, где in од тяжестью плодов сгибаются ветви. Жаль только, что наши далекие предки не могли заглянуть вперед, не могли предвидеть, что будет с плодородными землями через 200—300— 500 лет. Древние индийские 'философы говорили: «Когда человек научился земледелию, он научился смотреть в будущее». К сожалению, многие поколения земледельцев смотрели в будущее лишь до следующей жатвы, до весеннего сева, до ближайшего урожая. Пока не было землепашества, силу падающего дождя, струй ливня принимал на себя зеленый ковер диких растений. Гибкие листья и стебли гасили удары водяных капель. Нива, вспаханная, засеянная, ничем не прикрыта. Дождь бьет прямо по земле, уплотняет ее. Вот на такой непроницаемой для воды почве появились первые лужи, побежали невинные на первый взгляд ручейки. Но смотрите — тоненькие ручейки сливаются в бурные потоки. А рядом распаханные мягкие земли. Летом дожди, весной талые воды помогают ручьям набрать силу. Потоки воды углубляются в землю, размывают ее. Так рождаются овраги. Глубиной в десятки метров. Вместо плодородных полей — царство обвалов, балок, крутых склонов, кое-где поросших сизоватой полынью и редкой травой. Даже в засушливых степях, где дожди редкость, возникают овраги. Не всегда вода — благо.

Особенно энергично размывается почва в горах и предгорьях. В Азербайджане и Киргизии вода и ветер уносят тонкий плодородный слой с половины земель. На склонах Малого Кавказа вода ежегодно смывает с каждого гектара 300—500 тонн горного чернозема. Подумать только — сто грузовиков плодородной земли с каждого гектара!

«Солнце — отец, а вода — мать урожая», — гласит восточная пословица. В руках современной науки точные цифры, Приведем «сего две. Во всем мире площадь поливных земель составляет лишь 16 процентов всей площади лугов, садов и пашен. Но именно эта одна шестая часть обрабатываемой земли дает более половины всей мировой сельскохозяйственной продукции. Эти цифры весьма убедительно доказывают необходимость орошения.

Но вместе с тем союз воды и земли на

до использовать разумно, думая о последствиях. В истории народов не раз случалось: желая достичь обильных урожаев, человек приходил к результатам совсем обратным — ухудшал землю, превращал ее в болото или пустыню с белесыми натеками солей.

Недавно в Москве состоялся IX Международный .конгресс по ирригации и дренажу. «Ирригация» — на латинском языке «орошение». Ученые обсуждали множество интересных и сложных вопросов. Вот только некоторые из них. Как проектировать каналы? Каковы непредвиденные последствия орошения? Меняется ли жизнь земли, растений и животных вокруг больших водохранилищ? Из каких материалов — дешевых и доступных — делать трубы in лотки для воды? Чем облицовывать каналы? Какие машины удобно и выгодно применять для орошения? Как бороться с паводками. Если только по паре строчек уделить каждой из множества проблем орошения, понадобятся десятки таких журналов, как этот.

Человек еще не может управлять солнечным светом, вызывать по заказу ливни или дожди, пригонять тучи или заставлять дуть ветры. И все же с помощью удобрений, умелой обработки земли и орошения земледелец вмешивается в жизнь пшеницы, ячменя, кукурузы, гречихи. Особенно удивительна в этом смысле рисовая плантация. Правильно маневрируя водой, можно управлять многими жизненными процессами риса. Представим себе, что пшеничное поле страдает от поздних заморозков или холодных туманов. Как согреть его, как утеплить? Никакие теплые покрывала не протянуть над ним. А для риса покрывало всегда готово. Это слой, воды. Если он тонкий — солнце лучше согреет воду, и она сохранит тепло впрок. И наоборот, если растениям жарковато, рисовод открывает понемногу затворы плотин, и свежая холодная вода сменяет теплую и перегретую.

Еще с истоков 'земледелия рисовое поле делят на отдельные участки — чеки, огораживают их невысокими земляными насыпями. Получаются небольшие озерца. На каждом таком искусственном озерце можно по-своему регулировать водяной режим, создавая наиболее благоприятные условия для жизни риса. Но тут к цепи проблем «земля — вода — растение» прибавляется новое звено — «машина». Запруды-насыпи, перегораживающие рисовые плантации вдоль и поперек, мешают рабо

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?