Юный Натуралист 1977-09, страница 46

Юный Натуралист 1977-09, страница 46

Юные друзья! Рассказ этот мы перепечатываем из 12-го номера нашего журнала за 1937 год. Обратите внимание, как органически сочетается текст произведения с рисунками, иллюстрирующими его, сколько в них поэтической простоты и достоверности. И то и другое создано настоящими мастерами своего дела в самом высоком смысле этих слов.

Евгений Павлович Спангеиберг — известный ученый-орнитолог, писатель, путешественник. Его перу принадлежит несколько замечательных книг о природе. Алексей Николаевич Комаров — выдающийся наш художник-анималист, посвятивший всю свою жизнь, весь свой недюжинный талант изображению животных и картин родной природы.

Оба автора неоднократно выступали на страницах «Юного натуралиста». На их произведениях воспитывалось не одно поколение истинных природолюбов. И мы убеждены, что у тех из вас, кто пока еще не знаком с работами Е. П. Спанген-берга и А. Н. Комарова, предлагаемый материал вызовет пристальный интерес к их творчеству.

великаны со сплошными массами гнезд. Одни деревья уже погибли, засохли, другие еще богаты листвой или увиты плющом, но все стволы, ветви, листва — все бело от птичьего помета. И сам ты становишься белым.

Человек, впервые попавший в птичью колонию, будет ошеломлен, оглушен стоголо сым криком, шумом, хлопаньем крыльев. Но я здесь уже не в первый раз и могу наблюдать и рассматривать. Я различаю большие неуклюжие гнезда бакланов и похожие на плетеные -корзинки гнезда цапель. Они сделаны из прутьев, скрепленных пометом и отстоящих друг от друга настолько далеко, что все гнездо просвечивает, и яйца, лежащие в нем, видны, как через сетку.

На самых верхушках гнездятся серые цапли и большие бакланы, под ними размещаются малые бакланы и кваквы, еще ниже — мелкие цапли: желтые, белые, египетские.

Чтобы удобнее .было наблюдать, я влезаю на дерево. Мое вторжение вызывает переполох, но я сижу очень тихо, птицы

Около часа я упорно пробивался сквозь чащу леса. Кабаньи тропы, пробитые среди колючих зарослей, были моими тунне,-лями. Здесь я полз на четвереньках: порой зеленая стена, вся увитая лианами, преграждала мне путь.

Исцарапанный и исколотый, останавливаясь передохнуть, я с каждым разом все явственней слышал доносившийся из глубины леса беспрерывный гомон. Он напоминал мне шум морского прибоя. Это был голос птичьей колонии. Он ободрял меня, звал вперед, и с новой энергией я пускался в путь, полз, карабкался, рубил ножом лианы, продирался сквозь заросли. Так прошел еще час, и вот наконец я у цели, у края громадной птичьей колонии.

Она тянется на пять километров. Часами будешь идти по лесу и видеть деревья-

Незабытые страницы

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?