Юный Натуралист 1987-04, страница 43

Юный Натуралист 1987-04, страница 43

44

— А при том, что у нас их долго не было. Сады с озера зимой сквозняками прошибало. А Колькина роща выросла и заслонила деревню от ветров, яблок у нас опять полно стало.

Борька недоверчиво посмотрел на толстые стволы, на размашистые кроны:

— Как же он их сажал? Один?

— Сначала один. Сосенки да елки вкапывал. А дед его посоветовал тополя да березки посадить. Они быстрее в силу входят. Колька послушался. Тут ему и другие ребята стали помогать. Две весны и две осени старались.— Петя запрокинул голову.— А теперь — во какой забор вымахал!

Уже внимательней огляделся еще раз и Борис. Березы, рябины, тополя переплетались кронами. Кое-где пробивались к свету елки. Чуть в стороне, между двух разлапистых сосенок, зеленел веселый дубок. Не верилось, что все эти деревья не сами появились на свет, а кем-то посажены. Борис жил в городе, но знал, что посадить и вырастить дерево нелегко. Он представил, как, может быть, такой же, как он, мальчишка осторожно выкапывал в лесу маленькие деревца, носил их с комом земли сюда, на берег, как ямы для них копал...

Борис сложил перочинный ножик и сунул его в карман. Они молча вышли из рощи. Уже у дома Борис неожиданно остановился и опять спросил:

— Но я слышал, что вашу деревню потому и называют Яблоневкой, что с давних пор она садами славилась. Как же они раньше росли, без Колькиной рощи?

— Раньше вместо нее строевой сосняк был.

— А куда же он делся?

— Фашисты на блиндажи, на дзоты порубили. А деревню всю спалили. А как вышибли фашистов отсюда, все, кто жив остался, вышли из леса и видят: вместо Яблоневки — груды золы да трубы торчат. Долго в землянках жили. Хаты срубили уже после войны. И долго еще было не до садов, не до деревьев. В палисадниках, сказывают, ни одной рябинки не было.

Борис задумался, еще раз окинул взглядом рощу:

— А где сейчас этот Колька?

— Колька! Он уже не Колька, а Николай Степанович, большой ученый. Недавно приезжал, так его сын, Сережа, рассказывал, что они где-то в степи сейчас леса сажают. А ты — Колька!

П. КРУТЕЦКИЙ

МОЙ ОГОРОД

Помнится мне открытая луговина в лесу. Высокие древние березы по кромке леса вокруг нее. Новая с веселыми окнами изба на луговине с хлевами, садом, пасекой.

На этом хуторе жили мы втроем: я да мои родители.

Мама, бывало, склонившись над грядкой,

морковные семена трусит, и мы с отцом помогаем. Отец грузный, дышит трудно, а я подражаю, стараюсь. Мама то и дело подтыкает волосы под платок, хотя они и не выбиваются, и улыбается:

— Ну-у, как паровозы-ы!

Раз в одном из пакетиков мне понравились белые крупные семена.

— Это особые огуречные семена,— решила я. А мысленно уже видела урожай с них — горы свежезеленых белоносых огурцов — и попросила:

— Мам, дай мне, я сама их посажу.

Та только рукой махнула: сажай, мол.

На окне у меня появился ящик с землей. И в нем за несколько дней поднялась рассада в два плотных зеленых листка. Я в восторге от всходов, трогаю их кончиками пальцев. Вот и ящик им уже тесен, нужна грядка. Мне захотелось сделать ее своими руками. Чтоб не копать, я выбрала яму на луговине с опилками и мелкой щепой выше краев. Утоптала я мусор ногами и засыпала землей с поля. Землю носила ведерком.

Я то полю кустики, то поливаю, то укрываю. Ночью над ними шапки из пакли бок к боку ставлю.

Ночи теплее стали. Огурцы во все стороны стелются. Усами за травины цепляются. Из-под широких, будто лопухи, листьев цветы яркие, как солнышки из-под туч, смотрят.

Мамины огурчики мы и в окрошку, и в салат режем. Запах от них на всю избу.

— Мам! А когда мои огурцы в салат крошить будем? Они уже во-о,— развела я руками,— как бочки, по всей луговине.

— Твои — во-о! — тыквы, не огурцы. Из них только корове салат делать,— отвечала мама.

Веки мои хлоп-хлоп от обиды: растила огурцы — оказались тыквы, которые и корова-то еще будет ли есть, неизвестно.

— Ну! Ну! — неловко кашлянув, заговорил отец.— Такая большая, осенью в школу, а слез столько. Луговина-то большая, раскопаю со временем, вырастишь и огурцы.

Когда я ходила в школу, у меня уже было несколько грядок. Кроме тыквы и огурцов, на них наливались, выпирая из зеленых распашонок, белые кочаны капусты. Краснели на ветках сочные помидоры. Гнездился лук с пучками горьких зеленых косиц. Все ребята приходили полюбоваться на мой огород.

Е. ПРОКОФЬЕВА

ЖУРАВЛИ

Тихо падают на воду и плывут узкими корабликами листья ивы.

На берегу Оки много рыболовов. Настроение у людей хорошее, то ли оттого, что день теплый и солнечный, то ли оттого, что рыба кл юет.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?