Техника - молодёжи 1947-06, страница 24




Техника - молодёжи 1947-06, страница 24

ВлекртроаямАоссрернЬш снаря<5~*

УХрсреЗиие finest тафта

Шнуры с опиетающими

> l)a$bt ^ пЪоиЗЬодитЬ 1 e*ie tfmjbu. гес^ие-\ паОАюЪениЯ

"—""^ЕЭ"

ЪабЪг ^

пЪоиЗЬоЪитЬ П

ум € тъеро^огию

Каразина — «опасного поиздеваться над его

атмосфере рассеянной, если мы будем в состоянии ею располагать по своей воле.,.

Не одну селитру станем тогда созидать» В воображении я еще гораздо более предвижу.

Поел и ко электричество употребляется природою первым орудием к производству метеоров (т. е. погоды. — Ф, В.), то не достигнет ли когда-нибудь посредством оного чело* Be к до возможности располагать, по крайней мере в некотором пространстве, состоянием атмосферы: производить дождь в ведро но своему 'произволу. Вы столь просвещены, милостивый государь, что не станете с жяться над моим предположением, сколько оно не дерзко».

Эго письмо пришло к Аракчееву в Париж в Ш14 году, где тогда на-х и;лея Александр I со своей свитой по -случаю блестящего разгрома русскими войсками армий Наполеона, Конечно, Аракчеев и никто по его поручению не стали разбираться в предложении Каразина об использовании «облачной электрической силы».

Но Аракчеев не забыл письма вольнодумца» и нашел другое время благородными научными порывами.

Как-то по проезде Аракчеева через Харьковскую губернию в одном из уездных городов к нему обратились крестьянские старшины с челобитной о помощи по случаю голода из-за постигшего их сильного неурожая.

Аракчеев, вспомнив о письме Каразина и любовном отношении к нему крестьян, ответил просителям так:

— Весьма странно, бедные мужички, что вы голодуете! Под боком у вас живет колдун, который берется по желанию сводить с неба и дождь и гром... Когда захочет — тогда и быть грозе или погоде. Так вы, мужички, обратитесь к нему...

Когда Василию Назаровичу рассказали об ответе Аракчеева на просьбу крестьян, «любитель наук» решил, что его проекты будут оставлены без последствий. Но, к великому удивлению Каразина и всего губернского начальства, в 1818 году к нему внезапно прибыло высочайшее указание «немедленно представить в Петербург подробные соображения, об использовании электрической силы в атмосфере рассеянной».

Вот что писал дарю Каразин:

«Когда в половине XVIII века нашли тождество электрической силы, обнаруживающейся при трении стекла и других тел, с действиями молнии и сделали опыт проводить сию последнюю в место, назначенное по произволу, то не замедлили заметить, что сею силою или веществом (до <ныне еще трудно определить, что она такое!) изобилует атмосфера. Физики уверили нас, что атмосфера тем более ей изобилует, чем более отдалена она от земли...

Почему же не думать, что человек может заставить себе повиноваться и электрическую силу* подобно тому, как повинуются ему животные, вода, воздух, огонь.

Все дело только в том, чтобы достигнуть до ее хранилища и устроить канал. Но хранилище ее уже известно: это высоты атмосферы, природная область громов и лучезарных метеоров; каналом может служить всякая металлическая проволока, а воздушные шары или аэростаты якобы для удержания конца сей металлической нити постоянно в надлежащей высоте...

Для низведения этой электрической силы в место назначенное должно применить электро-атмосферный снаряд, состоящий из воздушного шара из прорезиненной тафты, привязанного Hia шнуре, оплетенному серебряной, может быть, и вызолоченной проволокой. Внизу вместо резервуара должен быть из медных блях составленный высеребренный шар, ибо никакая другая фигура по угловатости своей к сему неспособна.

Гэмфри Дэви в Англии сделал чудесные, можно сказать, открытия посредством гальванического снаряда. Но что будут значить опытодействия, производимые самою большою электрическою или гальваническою машиною, против предлагаемого мною электро-атмосферного снаряда!.. Опыты, производимые предполагаемым снарядом, будут, конечно, поразительны-Они откроют множество адовых истин, обнаружат такие таинства в естестве, которые без сего пособия были бы вовеки неисследимы...

'Мы подойдем к тем великим средствам, которые сама природа употребляет для сложения и разложения тел...

О, как желал бы я, чтобы судьба именно России предоставила сделать сей важный шаг на поприще пользы рода человеческого!..»

Каразин,был лично знаком с Гумбольдтом и при посещении последним России высказал ему свою оригинальную идею о создании на земном шаре большой сети метеорологических

i2>a&bt \

| лрсиЗЪод и тб

Жакрпителб * e^et^rtpuUcmSa

станций для наблюдения погоды и ее предсказания. Это было горячо поддержано Гумбольдтом и Леверье и было вскоре осуществлено.

В письме Каразина содержалось немало интересных идей, разработка которых принадлежит современной науке и технике.

Так метод выделения химических элементов помощью электрической дуги, которую открыл первый русский электротехник В. В. Петров, а затем английский ученый Дэви, и поныне имеет огромное значение в исследовании сложных химических веществ, технологии их получения и их разделения.

Предположение Каразина о том, что более высокие слои атмосферы изобилуют электричеством, все более подтверждаются новейшими данными науки. «Чем более отдалена от земли» исследуемая область электрических зарядов, тем более высокий потенциал там обнаруживается (десятки миллионов вольт!).

Совсем недавно лауреат Сталин-

____ской премии физик А. П. Жданов

открыл, что космические лучи огромной проникающей силы, которыми насыщены верхние слои атмосферы, легко производят -полный распад атомных ядер.

Конечно, в научно-технических мечтаниях Каразина было и немало наивного. Предложенное Каразшшм использование электрической энергии молнии —- грозового электрического разряда, как было установлено много позднее, теперь не представляется нам технически целесообразным.

Но такое заключение во времена Каразина не мог бы сделать ни один из самых выдающихся ученых. Это можно было сделать только много позднее — после того как были созданы новые источники тока — дннамомашины.

По указанию Александра I записка Каразина была передана на рассмотрение в Академию наук. Академик Фус дал отрицательную отписку.

Этот отказ был лишь очередным звеном в цепи незаслуженных неудач Каразина.

Еще в 1809 году Василий Назарович посвятил много времени химическим опытам. Ему хотелось разработать вполне доступные в каждом поместье способы добывания искусственной селитры.

Василий Назарович отлично понимал значение удобрений для повышения урожайности полей.

Опыты Каразина дали хорошие результаты. Василий Назарович организовал опытный селитренный заводик и стал мечтать о его переустройстве и расширении.

Каразин обратился с письмом к своему недавнему другу М. М. Сперанскому, являвшемуся в то время одним из видных государственных деятелей России. Василий -Назарович просил Сперанского посодействовать ему в получении денежной ссуды.

«Деньги, — писал Каразий, — нужны мне на постройку селитр енного завода по открытому мной новому и выгодному способу добычи селитры».

Однако Сперанский пренебрежительно отнесся к просьбе Каразина и даже не ответил на его сердечное письмо.

Тупые и невежественные властители государства оставались безучастными и ко многим другим начинаниям Каразина.

Незадолго до начала войны Франции с Россией у Василия Назаровича отчетливо созрела мысль о приготовлении на месте различных сортов консервов и концентратов из сельскохозяйственных продуктов. Соседи-помещики, с которыми Каразин поделился своей думой, высмеяли его.

— Лучше уж пусть так сгниет, чем в разные посудины это добро раскладывать. Бросьте, батюшка Василий Назарович, ваши причуды. В погребе — и мясо, и зерно, и ягода-варенье> и разное там соленье — хоть век пролежит. А не съедим, не продадим-— пускай испортится! У нас всего вдоволь...

В 1813 году русская армия, разгромившая Наполеона, вступила в Германию и стала испытывать серьезные затруднения в продовольствии. Наличные, запасы быстро таяли, а подвоз новых сильно отставал. Когда Каразин узнал об этом, он быстро составил записку на имя главного интендантского управления с предложением организовать изготовление в России консервов из овощей, сухого бульона и других концентратов, переброска которых в нужных количествах тем же транспортом не составила бы проблемы. С этой запиской он отправил в Германию в штаб расположения русской армии своего доверенного представителя. И вот почти в продолжение года посланец Каразина добивался приема у высокого начальства, чтобы рассказать им об этом важном предложении, но так и возвратился ни с чем.

Через два года, добившись новых успехов в изготовлении мясных консервов, Каразин снова стал убеждать харьковских



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?