Техника - молодёжи 1952-06, страница 32

Техника - молодёжи 1952-06, страница 32

Быть может, лучше сразу прессовать солому тут же на ходу в прицепленной к комбайну специальной машине? Разве не удобнее будет иметь дело с аккуратными тюками?! Все это предстоит решить конструкторам, создающим комбайны для полей коммунизма.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ УПРЕК

Я вскочил на подножку грузовика, кузов которого наполняло зерно. Грузовик выезжает на пыльную дорогу, а я смотрю вслед удаляющемуся комбайну и вижу две маленькие фигурки веселых девушек.

Скоро им уже не понадобится стоять на площадках, скоро каждая из них поведет свой собственный комбайн.

— Куда мы едем? На элеватор? — спрашиваю через окно кабины.

Человек, который направлял в кузове золотую струю зерна, теперь сидит рядом с молодцеватым шофером. Высунувшись через окно кабины, он отвечает мне:

— Кабы на элеватор, — и при-

Кроме веялок, на току стоит зернопульт — наклонный транспортер. К нему подгребают лопатами зерно, и он уносит его наверх, чтобы с силой выбросить в воздух рассыпающейся струей.

Спешат машины. И людям много дела около них.

Очищенное зерно ссыпают в мешки. Парень с мокрым чубом, словно красуясь перед девушками своей силой, так ворочает мешки, будто они не с зерном, а с гагачьим пухом. У весов стоит придирчивый седой старичок.

Работа кипит. Сгибаются и разгибаются спины, взлетают лопаты, трясется веялка, нарастает желтая гора, отъезжают и подъезжают грузовики. Люди, мокрые, возбужденные работой, соревнуются между собой.

Но почему зерно, прошедшее комбайн, где к нему не прикоснулась человеческая рука, должно подаваться теперь в веялки руками красавицы-казачки?

Эта мысль пришла на ум, когда смуглянка, повязывая косынку, подошла к нам с бригадиром, читавшим мне четверть часа назад лекцию о кондиционном зерне.

щелкивает языком, — было б то добре!

И юн обстоятельно объясняет мне, что такое зерно кондиционное и что такое некондиционное.

— На очистку еще зерно треба подать. Хорошо здесь оно сухое. А в северных районах, особенно после дождя, без » сушки - никуда.

Наш грузовик подъезжает к току.

Здесь людно и шумно. От неподвижного трактора тянутся приводные ремни к двум веялкам. По обе их стороны — два золотисты^ конуса, две бесценные горы зерна.

Бойкие женщины, пересмеиваясь, взобрались в кузов и выгружают теперь зерно из нашей машины на землю. Другие женщины подбрасывают зерно лопатами к веялкам. Красивая, стройная девушка зачерпывает большим 'Совком желтое зерно и высыпает его в веялку. Я вижу, как юпина ее, обтянутая голубой майкой, напрягается, сильная и мускулистая.

30

— Зараз посылайте меня в поле. Надоело с совком. С ним, как с горшком у печи. Я тоже на машину хочу.

— Да ты и так при машине. Чем тебе неладно? — отмахнулся бригадир. — Дивчата, что на копнителе работают, тоже смены просят. Вот товарищ из Москвы говорит, что их работу скоро отменят. И правильно! Попробуй поспей за комбайном, когда комбайнер рекорд ставит!

Девушка обращается ко мне, словно я отвечаю за всех конструкторов и механизаторов:

— Не доделали вы, не доделали! Разве это машина? — и она с укором показывает мне свой совок.

Трудно с ней не согласиться. Перевожу глаза на мешки, которые могучий парень шутя бросает на весы...

ВТОРОЙ ПЕРЕВОРОТ

Я в кабинете у руководителя лаборатории технико-экономических исследований ВИСХОМа Михаила

Ивановича Горячкина. Меня интересует, какой требуется расход рабочей силы на еще не механизированные операции по очистке зерна.

Михаил Иванович зовет своих помощниц. Щелкают счеты, экономисты перебирают карты с цифрами.

Длй доставки и обработки зерна после комбайна на токах, для уборки соломы и половы требуется еще затратить 76,9 человеко-часа на один гектар.

76,9 человеко-часа! Сюда входит труд женщин с лопатами, работа казачки с совком, парня с мешками, старичка у весов, сюда входит уборка соломы, скирдование — словом, все. недостаточно механизированные процессы.

76,9 человеко-часа! Это почти столько же, сколько тратилось на уборку зерна без применения комбайна, который произвел в сельском хозяйстве подлинный переворот (73,4 человеко-часа на гектар).

М. И. Горячкин говорит мне, что комплексная механизация — это последовательная механизация всех процессов, и в первую очередь тех., которые сразу же дадут эффект.

— Можно механизировать все процессы на току?

— Конечно, можно и даже очень просто.

— Что же может дать такая механизация?

— Столько же. сколько дал комбайн.

— Значит, механизировав работу на токах, можно произвести в сельском хозяйстве такой же переворот, какой был произведен комбайном?!

— Да, это будет второй переворот, который произведет механизация в сельском хозяйстве, на этот раз комплексная механизация. Нужно механизировать тока, освободить людей от погрузочных и разгрузочных работ. Взвешивать не мешки или носилки, а целиком автомашины или возы. Никаких лопат! Только транспортеры или нории.

Я любуюсь этим немолодым уже ученым. Он продолжает сидеть, но кажется мне и шире в плечах и выше ростом. Этот человек живет в будущем и борется за него,

— Сделать все это так же трудно, как трудно было создать комбайн?

— Вовсе нет. Значительно легче. Веялки есть. Сегодня их можно связать между собой транспортными механизмами, чтобы завтра создать комплексную машину.

Ученый раскрывает папку с чертежами проектируемых механизированных токов. И я уже вижу, что совок в руках знакомой мне девушки в голубой майке превращается в десятки -совков, связанных между собой цепью, приводимой в действие мотором.

Подъезжающая машина ссыпает зерно в завальную яму — бункер, откуда зерно черпают ковши норий, доставляющих его сначала в веялку, а потом в сушилку. Ведь для ряда районов просушка зерна обязательна. После сушилки такие же нории переносят сухое зерно в веялку, откуда оно в случае нужды само пересыпается в более низко стоящую зерноочистительную машину, готовящую посевной материал, или попадает в бункер, что-» бы выгрузиться в автомашину. Посевной материал рассортировывается по удельному весу каждого зерна.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?