Техника - молодёжи 1957-06, страница 36

Техника - молодёжи 1957-06, страница 36

Просматривать фильмы о дальнейшей судьбе «Паруса», тяжелой борьбе с аварией и звездой Т, а особенно трагическую последнюю звукокатушку — драгоценное предупреждение, никому не захотелось. Слишком сильны еще были собственные переживания. Дежурные разошлись отдохнуть, оставив начальника в центральном посту.

Эрг Hoop более не вспоминал о сокрушенной мечте. Он пытался оценить те горькие крохи знания, которые удастся принести человечеству ценой таких усилий и жертв двум экспедициям — его и «Паруса».

Эрг Hoop подумал о прекрасной родной планете как о неисчерпаемом богатстве человеческих душ, утонченных и любознательных, освобожденных от тяжких забот и опасностей примитивного общества. Поиски и неудачи, ошибки и разочарования остались и теперь, в эпоху Кольца, но они перенесены в высший план творчества и знания... Только благодаря знанию Земля избавлена от ужасов голода, заразных болезней, вредных животных. Спасена от истощения топлива, нехватки важных химических элементов, преждевременной смерти и слабости людей! И эти крохи знания, что принесет с собой «Тантра», вольются в могучий поток мысли, непрерывно стремящийся вперед в устройстве общества и познании природы!

Эрг Hoop открыл маленький сейф для путевого журнала «Тантры» и вынул оттуда коробку с металлом от спирального звездолета с черной планеты. Тяжелый кусок яркой небесной голубизны плотно улегся на ладони. Отложив точное изучение драгоценного образца до громадных лабораторий Земли, Эрг Hoop тем не менее знал, что на родной планете и на ее соседях в солнечной системе и ближайших звездах такого металла нет. Вселенная вся построена из одинаковых простых веществ, тысячи лет назад систематизированных менделеевской таблицей. Это противоречит открытию нового металла, следовательно — элемента. Но в динамике образования элементов могут быть бесчисленные изотопы, сильно разнящиеся по физическим свойствам. Кроме того, очень сильно меняет физические свойства ориентированная перекристаллизация. И этот кусочек корпуса звездолета из невообразимо далеких миров —• Эрг Hoop был уверен в этом — может оказаться известным на Земле металлом, видоизмененным глубокой атомной перестройкой... Вот еще одно, пожалуй самое важное, сообщение, которое, помимо вести о гибели Зир-ды, они доставят Земле и Кольцу. Железная звезда довольно близка к Земле, посещение черной планеты специально подготовленной экспедицией теперь, после опыта «Паруса» и «Тантры», будет не столь гибельно, какое бы скопище черных крестов и медуз ни существовало в этой вечной тьме. Спиральный звездолет они вскрыли, вероятно, в опасном месте. Если бы они имели время хорошенько обдумать предприятие, то еще тогда поняли, что гигантская спиральная труба является частью двигательной системы звездолета...

Снова в памяти начальника экспедиции возникли события последнего, рокового дня и Низа, распростершаяся щитом поперек него, бессильно упавшего перед чудовищем. Недолго цвело ее юное чувство, соединившее в себе героическую преданность древних женщин Земли с открытой и умной отвагой современной эпохи...

Пур Хисс неслышно возник позади начальника, чтобы заменить его на дежурстве. Эрг Hoop вышел в библиотеку-лабо-раторию, но не направился в коридор центрального отсека к спальням, а открыл тяжелую дверь госпитальной каюты.

Неяркое освещение цвета земного дня поблескивало на силиколловых шкафах с лекарствами и инструментами, отражалось от металла рентгеновской аппаратуры, приборов искусственного кровообращения и дыхания. Начальник экспедиции слегка откинул доходивший до потолка плотный занавес и вошел в полумрак. Слабый свет, похожий на лунный, становился теплым в розовом сиянии силиколла. Два тиратронных стимулятора, включенных на случай внезапного коллапса, едва слышно пощелкивая, поддерживали биение сердца парализованной. Внутри колпака, в розовато-серебряном свете, неподвижно вытянувшаяся Низа казалась погруженной в спокойный счастливый сон. Сто поколений здоровой, чистой жизни предков отточили до высокого художественного совершенства гибкие и сильные линии тела женщины — самого прекрасного создания могучей земной жизни.

Все существующее движется и развивается по спиральному пути, — Эрг Hoop зримо представил себе эту величайшую спираль всеобщего восхождения в применении к жизни и обществу людей.

Он не прав в своей погоне за дивными планетами синих Солнц и неверно учил Низу!

С внезапной тяжелой тоской Эрг Hoop опустился на колени перед силиколловым саркофагом астронавигатора. Дыхание девушки не было заметно, ресницы бросали лиловые полоски теней под плотно закрытыми веками, сквозь чуть приоткрытые губы проблескивала белизна зубов. На левом плече, на руке у локтя и у основания шеи виднелись бледные синеватые пятна — места ударов неведомого тока.

— Видишь ли ты, помнишь ли что-нибудь в своем непробудном сне? — мучительно спрашивал ее и себя Эрг Hoop, чувствуя, как его воля в порыве большого горя становится мягче воска, как стесняется дыхание и сжимается горло. Начальник экспедиции стиснул переплетенные пальцы рук, пытаясь передать Низе страстный призыв к жизни и счастью... Но рыжекудрая девушка оставалась неподвижной, точно статуя розового мрамора, в которой с тончайшим совершенством отделки воспроизвели живую модель...

Врач Лума Ласви тихо вошла в госпиталь и, осторожно откинув занавес, увидела коленопреклоненного начальника, неподвижного, словно памятник тем миллионам мужчин, которым приходилось оплакивать своих возлюбленных. Не в первый раз заставала она Эрга Ноора здесь, и острая жалость шевельнулась в ее душе. Эрг Hoop хмуро поднялся. Лума быстро подошла к нему и, волнуясь, прошептала:

— Мне надо поговорить с вами.

Эрг Hoop кивнул и вышел, прищуриваясь, в переднее отделение госпиталя. Он не сел рядом с Лумой на диван, а остался стоять. Лума Ласви порывисто встала, вытянулась перед ним во весь свой небольшой рост.

— Вы знаете, — неуверенно начала она, — что медицина владеет возможностью воздействия на те мозговые центры, которые ведают сильными переживаниями. Я могла бы...

Понимание вспыхнуло в глазах Эрга Ноора и отразилось в беглой улыбке.

— Вы предлагаете воздействовать на мою любовь, — быстро спросил он, — и тем самым избавить меня от страдания? Искусственно заглушить ее?

Врач согласно наклонила голову, боясь спугнуть ласку участия словами с их неизбежной грубостью.

Эрг Hoop благодарно протянул руку и отрицательно покачал головой.

— Я не отдам своего богатства чувств, как бы они ни заставляли меня страдать. Страдание, если оно не выше сил, ведет к пониманию, понимание — к любви,-—так замыкается круг. Вы добры, Лума, но не надо!

И с обычной стремительностью начальник скрылся за дверью.

Торопясь, как во время аварии, оба электронных инженера вновь после тринадцати лет устанавливали в центральном посту и библиотеке экраны земных передач. Звездолет вошел в зону, до которой достигали, хоть и с помехами, волны мировой сети Земли. Голоса, звуки, формы и краски родной планеты ободряли путешественников и в то же время возбуждали их нетерпение: длительность космических путей становилась все более невыносимой.

Наконец зов звездолета достиг Земли. Эргу Ноору удалось передать главную суть открытий, попросить институт нервных токов начать подготовительные изыскания к лечению Низы. Земля приветствовала своих героев в отрывочных передачах, случайно улавливаемых «Тантрой». Звездолет звал искусственный спутник 57 на обычной волне дальних космических рейсов, и странным было молчание этой могучей передаточной станции связи Земли и Космоса. Спустя месяц откликнулся спутник 36. Он сообщил, что два месяца назад спутник 57 разрушен во время рискованного опыта, произведенного заведующим внешними станциями. Эрг Hoop находился в недоумении. Он знал Дар Ветра, заведующего внешними станциями. Тот был строго дисциплинированным человеком, иначе не был бы назначен на такой пост после отлета «Тантры».

Весь экипаж звездолета теперь бодрствовал, не отходя от приемников. После тринадцати земных и девяти зависимых лет отсутствия связи с родиной люди с ненасытной жадностью встречали земные сообщения.

Так, случайно уловлещчое предложение Хеба Ура вызвало шестинедельную дискуссию и сложнейшие расчеты.

— Предложение Хеба Ура обсуждайте! — звучал голос с Земли. — Все, кто думал и работал в этом направлении, все обладающие сходными мыслями или отрицательными заключениями высказывайтесь!

Радостно звучала для путешественников эта обычная форма широкого обсуждения. Хеб Ур внес в Совет Звездоплавания предложение систематического изучения доступ

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?