Техника - молодёжи 1957-09, страница 40

Техника - молодёжи 1957-09, страница 40

«Промежуточная», вращавшейся на высоте девятисот километров над планетой.

Дар Ветер, руководивший сборкой, старался не подвергать себя физической нагрузке, как бы ни хотелось ему подчас ускорить то или другое дело. Ему надо было продержаться здесь, на высоте пятидесяти семи тысяч километров, несколько месяцев.

Дать согласие на ночную работу означало еще более ускорить срок отправления своих молодых друзей на родную планету и раньше времени вызвать смену. Второй планетолет стройки, «Барион», находился в Арихонской равнине, где у экранов телевизоров и пультов регистрирующих машин сидел Г ром Орм.

Решение работать на всем протяжении ледяной космической ночи вдвое ускоряло сборку спутника, и Дар Ветер не мог отказаться от этой возможности. Получив согласие начальника, люди рассыпались со сборочной платформы во все стороны и принялись протягивать еще более сложную паутину тросов. Планетолет «Алтай», служивший квартирой работникам стройки и неподвижно висевший у конца опорной балки, вдруг отцепил канаты с роликами, связывающие его входной люк и каркас спутника. Длинные струи слепящего пламени ударили из его двигателей. Огромный корпус корабля повернулся беззвучно и быстро. Ни малейшего шума не донеслось сквозь пустоту межпланетного пространства. Искусному командиру «Алтая» понадобилось лишь несколько коротких ударов двигателей, чтобы всплыть на высоту сорока метров над местом постройки и повернуться своими посадочными прожекторами в сторону разборочной платформы. Между кораблем и каркасом снова провели путеводные тросы, и вся масса разнородных предметов, повисших в пространстве, обрела относительную неподвижность, продолжая в то же время свое вращение вокруг Земли со скоростью около девяти тысяч километров в час.

Распределение облачных масс показало Дар Ветру, что стройка сейчас проходит над антарктической областью планеты и, следовательно, скоро войдет в тень Земли. Усовершенствованные обогреватели скафандров не могут долго возмещать излучение тепла в леденящую пустоту космического пространства, и горе тому путешественнику, который необдуманно израсходует энергию своих батарей! Так погиб месяц назад архитектор-сборщик, укрывшийся от внезапного метеоритного дождя в холодном корпусе раскрытой ракеты. Он не дожил до поворота на солнечную сторону... Еще один инженер был убит метеоритом — этих случаев нельзя ни предвидеть полностью, ни предотвратить! Постройка спутников всегда берет свои жертвы, и неизвестно, кто будет следующий. Законы вероятностей, хотя они и мало приложи-мы к единичным песчинкам вроде отдельных людей, говорят, что наибольшая возможность быть следующим у него, Дар Ветра, ведь он дольше всех находится здесь, на этой высоте, открытой всем случайностям Космоса... Но озорной внутренний голос подсказывал Дар Ветру, что с его великолепной персоной ничего случиться не может. Как ни нелепа была эта уверенность для математически мыслящего человека, она не оставляла Дар Ветра и помогала его спокойному балансированию на балках и решетках открытого, незащищенного каркаса в бездне черного неба.

Сборка конструкций на Земле велась особыми машинами, названными эмбриотектами потому, что они работали по принципу кибернетики развития живого организма. Конечно, молекулярная постройка живого существа, осуществляв

шаяся наследственным механизмом, была невообразимо более сложной. Эмбриотекты были неизмеримо проще. Они работали обычно в поляризованных токах или в магнитном поле. Метки и шифры, нанесенные на подлежавших сборке частях ничтожным количеством радиоактивного стронция 90, помогали машинам правильно ориентировать соединяемые детали, и сборка шла с поразительной для непосвященного точностью и быстротой. Здесь, на высоте, этих машин не было, да и не могло быть. Сборка спутника представляла собою постройку по старинной технологии, с помощью рук живых людей. Несмотря на все опасности, работа казалась настолько интересной, что привлекала тысячи добровольцев. Испытательные психологические станции едва успевали просматривать всех сообщивших Совету о своей готовности отправиться в межпланетное пространство.

Дар Ветер добрался до фундаментов солнечных машин, которые раскинулись веером вокруг громадной втулки с аппаратом искусственного тяготения, и подключил свою спинную батарею к входной клемме проверочной цепи. В телефоне его шлема зазвучала несложная мелодия. Тогда он присоединил параллельно стеклянную пластинку с нанесенной на ней тонкими золотыми линиями схемой. Раздалась та же мелодия. Вращая два верньера, Дар Ветер привел в совпадение временные точки и убедился в отсутствии расхождений не только в мелодии, но и в тональности настройки. Важную часть будущей машины собрали безупречно. Можно было начать установку радиационных электродвигателей. Дар Ветер выпрямил уставшие от длительного ношения скафандра плечи и повертел головой. Каждое движение отзывалось хрустом в шейных позвонках. От продолжительного пребывания в шлеме голова стала малоподвижной в сочленении черепа. Хорошо еще, что Дар Ветер оказался устойчивым к психозам, распространенным среди работавших вне земной атмосферы, —• ультрафиолетовой сонной болезни и инфракрасного бешенства, иначе ему не удалось бы довести до конца почетную миссию.

Скоро первая обшивка защитит работающих от удручающего одиночества в открытом Космосе, над бездной без неба и почвы!

От «Алтая» отделился небольшой спасательный снаряд, стрелой мелькнувший мимо стройки. Это выслали буксир за вновь прибывшими автоматическими ракетами, которые несли только груз и останавливались на заданной высоте. Вовремя! Куча паривших в пространстве ракет, людей, машин и материалов уходила на ночную сторону Земли. Буксирный снаряд вернулся, таща за собой три длинные, отблескивавшие синевой рыбообразные ракеты, весившие на Земле, не считая горючего, по пятьдесят тонн.

Ракеты присоединились к другим, сгрудившимся вокруг разборочной платформы. Дар Ветер толчком перенесся на другую сторону каркаса и очутился среди собравшихся в кружок техников, ведавших разгрузкой. Люди обсуждали план ночной работы. Дар Ветер согласился с ним, но потребовал замены всех индивидуальных батарей на свежие, обеспечивающие тридцать часов непрерывного обогревания скафандров, помимо снабжения током фонарей, воздушных фильтров и радиотелефонов.

Все сразу нырнуло в ночной мрак, как в пучину тьмы, но долго еще мягкий пепельный зодиакальный свет от солнечных лучей, рассеянных газами верхних зон атмосферы, освещал застывший при ста восьмидесяти градусах мороза скелет будущего спутника. Еще сильнее, чем днем* стала

33

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?