Техника - молодёжи 1969-07, страница 14




Техника - молодёжи 1969-07, страница 14

ЛЕНИНСНИЕ НАЧАЛА

веной 1922 года все в партии знали, что Ленину необходимо серьезно отдохнуть. Врачи торопили его, а Ильич все откладывал свой отъезд в Горки, уверяя, что не завершил всего необходимого.

Вот Наркомфин возражает: «Развитие дела радиотелефонного строительства едва ли должно иметь поощрение, ибо, являясь с одной стороны излишней роскошью...» А Ленин знал — до создания «газеты без бумаги и без расстояний» остается один шаг. Она уже существует по частям — нужно только соединить дальнодействие радиотелефона со способностью рупора делать речь слышной массам!

За пять дней до отъезда в Горки Ильич просит: «т. Смо-льянинов. Соберите и храните все о радиосвязи. 15.V. Ленин». Он выносит вопрос об этом на заседание Политбюро ЦК, но, зная, что оно состоится уже после его отъезда, диктует 19 мая записку: «Этот Бонч-Бруевич, доклад которого я присылаю, — крупнейший работник и изобретатель в радиотехнике... Из этих докладов видно, что в нашей технике вполне осуществима возможность передачи на возможно далекое расстояние по беспроволочному радиосообщению живой человеческой речи... Я думаю, что ни в коем случае не следует жалеть средств на доведение до конца дела организации радиотелефонной связи...»

Начало 20-х годов. Эфир заполняется писком морзянки, но в нем еще не слышно человеческого голоса. А Ленин видит: ближайшее будущее радио даже не в налаживании устойчивой связи голосом (тогда это называли радиотелефоном), а прежде всего в создании радиовещания для масс. Так в одно объединяются две области радиотехники: создание средств для передачи на большие расстояния и последующего усиления человеческого голоса.

МОСКВА ВЫХОДИТ В ЭФИР

В январе 1920 года Бонч-Вруевич с товарищами собирает маломощный передатчик и налаживает связь с Москвой. Телеграфисты, слышавшие до сих пор только морзянку, не верят ушам. «По радио звучит человеческий голос. Объясните!» — докладывают они начальству.

17 марта правительство принимает постановление: «Поручить Нижегородской радиолаборатории Наркомпочтеля изготовить в самом срочном порядке, не позднее двух с половиной месяцев, центральную радиотелефонную станцию с радиусом действия 200 верст». В тот же день Ильич пишет Бонч-Бруевичу знаменитое письмо о «газете без расстояний».

Изобретатель оказался перед проблемой двойной сложности. Ему нужны были мощные длинноволновые передатчики и неизвестные дотоле усилители звука. Правда, слабые рупоры ухитрялись делать, усиливая звук с помощью десятков лампочек, «микрушек», но слышимость была лишь в пределах комнаты. Да и сами рупоры быстро портились — лампочки выходили из строя.

Не легче обстояло дело и с передачей голоса на большие расстояния. Паульсеновские и другие виды безламповых передатчиков искажали речь человека до неузнаваемости. Быть может, они еще годились для радиосвязи, но для радиовещания — а Ленин настаивал, чтобы речь и музыка передавались почти без искажений, —- оставалось надеяться на другие технические решения.

Бонч-Бруевич поставил перед собой задачу: сконструировать самые мощные по тем временам лампы для передатчиков, чтобы в будущем на их основе создать ламповые громкоговорители.

За рубежом считали, что достижимый предел мощности радиолампы — всего полватта, выше этого лампа перегревается и портится. Фирма «Маркони» ставила в передатчиках до 100 слабых ламп, американцы — до 300. Большую часть времени такие установки находились в ремонте. Необходимо было принципиально новое решение. И Бонч-Бруевич решил охлаждать мощные передающие ламлы не воздухом, как обычно, а водой.

Десятки экспериментов... Попытка сделать анод более массивным, но из алюминия, оказалась неудачной. Нет, здесь нужны тугоплавкие металлы — молибден, тантал. А где их •зять?

И Бонч-Бруевич, приложив всю изобретательность, набрасывает схему лампового передатчика из «неэкзотических» материалов. 8 ламп в генераторе, столько же в модуляторе, отдаваемая мощность 10—12 квт (для этого времени самый мощный передатчик в мире).

В конце 1920 года приступают к монтажу передатчика на Ходынке. До этого он опробован в Нижнем: налажена связь Нижний Новгород — Ташкент. Советскому радиовещанию пора было выходить из своей, отечественной колыбели. И первый шаг — разговор с одной из европейских столиц.

ю



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?