Техника - молодёжи 1970-05, страница 18




Техника - молодёжи 1970-05, страница 18

i

КОМАНДИР «ЛЕНИНГРАД-СОВЕТА»

Старенький тихоходный корабль «Ленинградсовет» был учебным корветом. Его спустили на воду еще в 1896 году. Рядом с крейсерами и быстроходными миноносцами он выглядел музейным экспонатом.

И должно же было случиться, что 27 августа 1941 года, во время прорыва нашего флота из Таллина в Кронштадт, нас, несколько сот человек, тонувших в Финском заливе, подобрал «Ленинградсовет». Мы удивлялись тому, как он сам уцелел.

Мы шли сквозь минные поля. Поминутно над нами появлялись новые и новые волны немецких пикирующих бомбардировщиков. Две маленькие пушки не в силах были оказывать сопротивление. Но вскоре и они смолкли — кончились снаряды.

Вот тут-то мы стали свидетелями бесстрашия, выдержки и боевого умения командира корабля. Он стоял на ходовом мостике, смотрел в небо, следил за самолетами и в те мгновенья, когда на нас сыпались бомбы, спокойным, волевым голосом командовал: «Право руля!.. Лево руля!» То отжимал до предела ручку машинного телеграфа на «полный вперед», то возвращал ее в положение «стоп». Его маневры путали все расчеты воздушных разбойников.

Так продолжалось не час и не два, а почти целые сутки. 68 раз над нами висела смерть, и мы уходили от нее благодаря незаурядному искусству командира — старшего лейтенанта Николая Лмелько.

Это была сенсация, когда «Ленинградсовет» объявился на Большом Кронштадтском рейде. Десятки кораблей во главе с крейсером «Киров» приветствовали ветерана Балтики. Недаром именно в эти торжественные минуты сложились от души идущие строки:

Амелько, старший лейтенант, Я шлю любовь свою За доблесть, мужество, талант, Проявленный в бою...

Взгляните на эти два снимка. На первом — старший лейтенант Амелько в 1941 году. На груди у командира орден Красного Знамени, полученный за Таллинский поход. На втором, сделанном 27 лет спустя, адмирал Н. Н. Амелько, командующий Тихоокеанским флотом, принимает парад во владивостокской бухте Золотой Рог.

четырехторпедный залп подводной лодки К-21, которой командовал капитан 2-го ранга Н. Лунин. Линкор «Тирпиц» вышел из строя.

Небезынтересно отметить, что Лунин стрелял именно кормовыми аппаратами. Тактическая обстановка сложилась так, что иначе атаковать вражеский корабль не удавалось.

Артиллерия лодок состояла из двух 100-мм орудий и двух 45-мм полуавтоматических пушек. Снаряды подавались (вручную из прочных кранцев с быстро закрывавшимися затворами и из корпуса лодки — ручными элеваторами. Во время войны эти кранцы никогда не пустовали, а наши подводники не зря возили с собой артиллерийский боезапас. Пушки были успешно применены уже на третьем месяце войны.

Лодка К-3, на которой находился Герой Советского Союза М. Гаджиев, потопила вражеский транспорт. Сторожевой корабль и два катера начали забрасывать ее глубинными бомбами. Была уже повреждена топливная цистерна, и соляр, всплывая на поверхность, выдавал местоположение лодки. Гаджиев решил всплыть и дать преследователям артиллерийский бой. За семь минут стрельбы из одной кормовой пушки (носовая была повреждена в самом начале боя) комендоры, выпустив 39 снарядов, уничтожили вражеский корабль и один из катеров. Другой поспешно скрылся за мысом.

Поучителен и другой эпизод. Лодка К-22, которой командовал В. Котельников, дала по транспорту противника залп носовыми аппаратами, а затем, развернувшись, и кормовыми. Тут же командир увидел, что поврежденный транспорт остался на плаву. Маневрировать под водой во вражеской бухте, да еще на малой глубине, бьмро рискованно. Лодка всплыла и меткими, залпами из «двух пушек уничтожила транспорт, сторожевой корабль и еще один транспорт, стоявший позади.

Успешно действовали командиры лодок типа «К» М. Августинович, В. Уткин, Л. Потапов и другие, нанося торпедные и артиллерийские удары по транспортам и кораблям противника как в открытом море, так и на вражеских базах. На минах, поставленных лодками, подорвалось немало фашистских судов.

Отважные советские моряки мастерски использовали в боях оружие наи~ гх первых подводных крейсеров. Лодки типа «К» внесли свой важный вклад в дело победы над врагом.

На вкладке изображены основные типы отечественных подводных лодок. «Барс» водоизмещением 650 т был спроектирован в 1912 году профессором Морской академии И. Г. Бубновым. Для достижения высокой надводной скорости (18 у: ) предусматривалась установка двух дизелей по 1320 л. с. Они были заказаны заводу «Русский дизель» в Петербурге. Однако поставка была сорвана. Мощные дизели пришлось спешно заменить случайными моторами, снятыми с канонерских лодок Амурской флотилии. Кроме того, были заказаны дизели заводу «Новый Лондон» в США. В результате субмарины стали тихоходными. Однако, несмотря на многие недостатки, «Барсы» по некоторым тактико-техническим элементам превосходили иностранные образцы. После революции эти корабли встали на защиту молодой республики. Совершив беспримерный «ледовый поход» из Гельсингфорса в Кронштадт, они надежно охраняли Отечество от интервентов. Так, в августе 1919 года лодка «Пантера» потопила английский эсминец «Виттория».

После гражданской войны началось восстановление Военно-Морского Флота. В 1925 году М. В. Фрунзе встретился со старыми опытными подводниками-балтийцами и попросил их принять участие в разработке новых подводных лодок. Ознакомившись с опытом проектирования и постройки подводных лодок за рубежом и используя отечественный опыт, конструкторское бюро во главе с Б. М. Малининым создало первую советскую подводную лодку «Декабрист» водоизмещением 980 т. На «Декабристе» устранили многие недостатки «Барса»: поставили цистерну быстрого погружения, корпус разделили на 7 отсеков водонепроницаемыми переборками, улучшили систему регенерации воздуха и др. В 1931 году со стапелей судостроительного завода сошла партия подводных лодок типа «Д».

А спустя три года морские просторы бороздили



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?