Техника - молодёжи 1976-05, страница 59

Техника - молодёжи 1976-05, страница 59
Историческая серия «ТМ» ЛОНДОНСКИЕ РЕФРИЖЕРАТОРЫ

Под редакцией: председателя Бюро секции истории транспорта Советского национального объединения истории и философии, естествознания и техники АН СССР, доктора технических наук Виктора БАКАЕВА; Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии, доктора технических наук Василия НЕГАНОВА; инженера-судостроителя Владимира СМИРНОВА. Коллективные консультанты — редакция журнала «Судостроение» и ЦКБ Балтсудопроект.

«Наш корабль — многоопытный ходок, неторопливый, упорный и спокойный. На него можно положиться. Не так уж много кораблей, которым бы столько доверялось». Эти слова из «Ледовой книги» лауреата Ленинской премии писателя Юхана Смуула относятся к «Кооперации» — судну, совершившему пять рейсов к берегам далекой Антарктиды; судну, которое доставило на Родину самолет AHT-25 прославленных советских летчиков Чкалова, Байдукова и Белякова после их беспосадочного перелета из Москвы через Северный полюс в Америку; судну, на котором в 1936 году прибыли в Советский Союз дети испанских патриотов. Немало славных дел выпало на долю и других пяти судов этого типа, вошедших в историю под названием «лондонских рефрижераторов».

По заданию Совторгфлота эскизный проект разрабатывали конструкторы Балтийского завода, стремившиеся создать судно, максимально удовлетворяющее специфическим требованиям рейсовой работы на линии Ленинград — Лондон. Вопрос об энергетической установке решился в пользу дизеля, так как при одинаковой стоимости с паровой машиной он экономичнее в эксплуатации, а оба конечных пункта могли обеспечить теплоход жидким топливом. Скорость хода в 12 узлов конструкторы выбрали из условия совершения 10 полных рейсов при продолжительности навигации в 210 дней. По предварительным расчетам, двигатель в 1900 л. с. — самый мощный из выпускавшихся в то время заводом «Русский дизель», который позже устанавливался и на крымчаках («ТМ», 1976, № 2), мог сообщить судну максимальную скорость 13 узлов, поэтому один узел хода оставался в запасе. При дальнейшем увеличении скорости пришлось бы устанавливать два двигателя, что повлекло бы за собой уменьшение полезной емкости кормовых трюмов и снижение экономичности судна. А емкость трюмов соответствовала сложившейся практике торговли на лондонском рынке, .который принимал одновременно без падения стоимости товара не более 1000 тонн масла и 800 тонн яиц. Предполагалось, что обратным рейсом теплоход будет забирать генеральный груз.

Постройку рефрижераторов поручили Северной верфи, которая в 1923 году успешно провела работу no переоборудованию транспорта «Орлица» в товаропассажирское судно «Совет». 29 декабря 1924 года Совторгфлот и Северная верфь заключили договор. Получив проект Балтийского завода, конструкторы верфи занялись поверочными расчетами, составлением рабочих чертежей и другой документации. 1 мая 1925 года в торжественной обстановке состоялась закладка на стапелях сразу двух судов — «Андрея Жданова» и «Марии Ульяновой». Проектирование и строительство

теплоходов совпало по времени с разработкой пятилетней программы отечественного судостроения.

По первоначальным наметкам в этот период предусматривалось строительство еще трех рефрижераторных судов, в том числе одного — в первый год пятилетки. Однако после более детального обсуждения программы в (Госплане постановили включить все три рефрижератора в план строительства первого года. Кроме того, Техническая комиссия по судостроению пришла к заключению, что на линии Ленинград — Лондон нужны не чисто грузовые суда, а товаропассажирские. Основанием для такого вывода комиссии послужило заявление управляющего Балтийской главной конторой Н.Васильева и представителя Совторгфлота о прочно устанавливающемся пассажирском потоке, отсутствии на этой линии пассажирских судов, а также желании иметь здесь однотипные суда. Конструкторам судостроительной верфи было предложено переделать проект, с тем чтобы оборудовать на судне 60 мест для пассажиров I и II классов и помещения для 240 человек туристского класса.

Новое требование заказчика повлекло за собой не только переделку чертежей рефрижераторов II и III серий, но и теплоходов, строившихся на стапеле. К числу технических трудностей прибавлялись еще и организационные. По существующим международным нормам право перевозки пассажиров и страховки грузов предоставляется только судам, построенным по правилам одного из классификационных обществ, получивших международное •признание. Регистр СССР в то время еще не обладал такими правами; поэтому суда пришлось строить по правилам крупнейшего в мире классификационного общества — Английского регистра Ллойда. Строительство проходило под техническим надзором инспекторов Английского регистра — специалиста ло корпусу и инженера-механика. Основные рабочие чертежи после согласования с ними отправлялись в двух эк

земплярах на утверждение в Лондон. Один экземпляр с утверждающим штампом возвращался обратно и служил руководящим документом для работников верфи и инспекторов. Эта длительная процедура серьезно сказывалась на темпах строительства судов.

Поскольку рефрижераторные суда предназначались для заграничных рейсов и перевозки в основном иностранных пассажиров, особое внимание обращалось на отделку и художественное оформление пассажирских салонов, ресторана, кают и других помещений. Престиж страны, впервые выходившей на международные линии, требовал, чтобы по комфорту и сервису наши суда не уступали зарубежным, Интерьеры помещений создавались по индивидуальным рисункам и чертежам, в этой работе участвовали известные .художники-декораторы Лансере и Жоссель. В отделке применялись наиболее ценные породы дерева — полированный орех, ясень. Пол кают первого и второго классов застилался коврами.

Головной рефрижератор «Андрей Жданов» свой первый рабочий рейс совершил в конце 1928 года. Приход в Лондон первого советского грузопассажирского судна произвел настоящую сенсацию. Журнал «Мотор шип» поместил о нем большую статью с фотографиями, за время стоянки в порту его посетили многочисленные экскурсии. Всем трем сериям рефрижераторов Английский Ллойд и Регистр СССР присвоили высший класс,

Много героических дел совершили рефрижераторы. В годы Великой Отечественной войны они несли службу в качестве госпитальных судов, минных заградителей, базы подводных лодок, военных транспортов. Почти пятьдесят лет прошло с тех пор, как в строй вступил первый рефрижератор. Один из них — «Смольный» — сейчас стоит на приколе и служит общежитием для строителей дальневосточного порта Ванино.

ЛЕОНИД ЕВСЕЕВ, инженер

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?