Техника - молодёжи 1979-12, страница 63

Техника - молодёжи 1979-12, страница 63

«Радуга» из «грязи»

«В химии нет грязи, — сказал как-то раз известный английский политический деятель лорд Паль-мерстон. — Грязь — это химическое соединение на неподходящем месте». И пожалуй, нигде эти слова не подтвердились с такой полнотой, как в истории производства органических красителей...

С тех пор как для металлургии потребовался кокс, а для освещения городов — горючий газ, значительные количества каменного угля стали подвергаться сухой перегонке, побочным продуктом которой оказался каменноугольный деготь: из каждой тонны угля его получалось около 5 кг. Сбрасываемая поначалу в неподходящие места, в реки и водоемы — эта темно-бурая дурнопахнущая жидкость считалась самой настоящей грязью до 1834 года, когда немецкий химик Рунге обнаружил в ней целый набор ценнейших химических соединений: 3% бензола и толуола, 1 % фенола, 5% нафталина, 0,5% антрацена. После того как на протяжении нескольких последующих десятилетий химики научились изготовлять из этих веществ более 2 тыс. красителей всевозможных цветов и оттенков, оказалось, что темно-бурая жидкость из заводских реторт и печей таит в себе такую же радугу, как и ярчайший белый свет, пропущенный сквозь призму.

С этих пор каменноуголь

ный деготь стал производиться десятками тысяч тонн и не только перестал загрязнять окружающую среду, но косвенным образом изменил сельские ландшафты многих стран мира, сделав ненужными обширные плантации красителе-

содержащих растений. * * *

С древнейших времен «королем красителей» называли индиго — синее вещество, добывавшееся из сока некоторых произрастающих в Индии растений. «Из Индии, — писал Плиний, — доставляется тростник с прилипшей в виде пены тиной. При растирании она чернеет, а при разведении в воде дает удивительный темно-синий цвет». И действительно, сам по себе сок бесцветен, но при стоянии на воздухе из него вслед

ствие брожения и окисления постепенно выпадает синий краситель, устойчивый к действию света и воздуха, кислот и щелочей. Разведение индиго служило для Индии одним из главнейших источников дохода: в 1897 году площадь индиговых плантаций там составляла около 600 тыс. га. В том же году мировая добыча натурального индиго составила б тыс. т, из которых на долю Британской Индии приходилось 90%.

В средние века завезенное из Индии индиго встретило серьезную конкуренцию в Западной Европе, где издавна существовали обширные плантации растения, называвшегося вайдой. В 1600-х годах в одной только Тюрингии культурой вай-ды занималось население нескольких сот деревень. Опасаясь конкуренции,

плантаторы вайды добились от королей Франции, Англии и Германии запрещения «дьявольского корня». Они и распространили слухи о том, что окрашенные им ткани вредны для жизни. Тем не менее вайда, сок которой содержал всего 0,3% индиго, могла конкурировать с более дешевым заморским продуктом лишь до тех пор, пока голландцы не наладили регулярное морское сообщение с Ост-Индией. Не случайно один немецкий автор жаловался в это время: «Мы отдаем наше золото голландцам ради ничего не стоящей краски индиго, а что разведение вайды в Тюрингии клонится к упадку, — это нас не беспокоит».

В трудах Плиния содержится подробное описание процесса окраски тканей в красивый красный цвет, принятый в Египте. Этот краситель добывался из корня растения, называвшегося мареной или краппом. Его издревле разводили на Востоке и в Италии. В XVI веке эта культура стала воз-делываться в Голландии, в XVII — в Эльзасе, в XVIII — во Франции близ Авиньона, в XIX — в России в районе Дербента.

Текстильным волокнам присущ желтоватый оттенок, который в прежние времена устраняли белением на солнце. С появлением бумажных и льняных мануфактур для беления потребовались большие участки земли, для приобретения которых требовались значительные капиталы. Знаменитый французский химик Бер-толле создатель всем знакомой бертолетовой соли, изо-1 брел метод дешевого и быстрого беления тканей при помощи хлора. На освобождавшихся при этом земельных участках Бертолле рекомендовал разводить марену. В России дикорастущая марена встречалась в Таврической губернии, на реках Терек и Кура, в окрестностях Оренбурга, Саратова, Сызрани, Рязани, на Украине и даже в южной Сибири. Инициатором разведения

культурной марены в Дагестане стал некий Гуссейн, в конце XVIII века выписавший семена из Персии и основавший первые плантации. А уже в 1807 году жители Дербента выращивали марену, превосходившую по качеству авиньонскую и голландскую. Вот почему на гербе Дербента в правом нижнем углу изображены «переплетшиеся корни растения марены».

Кроме множества растительных красителей, человечество издавна использовало немногие красители животного происхождения. Наиболее известны из них пурпур и кошениль. В древности носить пурпуровые ткани могли только цари или очень богатые люди, ибо этот пигмент красного цвета добывался из багрянок — улиток tnu* rex brandaris. В прошлом веке немецкий химик П.Фрид-лендер воспроизвел древний пурпур. Он извлек из 12 тыс. моллюсков всего лишь 1,5 г красящего вещества довольно посредственного цвета. Но зато какой огромной была его цена: по приблизительному подсчету килограмм пурпура должен был стоить 45 тыс. золотых марок. Окраска царской мантии обходилась, наверное, во много тысяч. По-видимому, не яркость и красота, а цена красителя вызывала восторг придворных поэтов! Что касается красной кошенили, издавна применявшейся в Мексике, то она стала известна в Европе только с 1525 года по описанию испанца Гомары, который принял ее за растительный продукт. Лишь в 1729 году голландец Рейшер разъяснил ошибку и доказал, что кошениль — это насекомое. В России во второй половине XVII века кошениль производилась во многих районах Украины и называлась червецом, чер-ленью и канцелярским семенем. В начале XIX века крупнейшими поставщиками кошенили были Мексика и Гватемала. В последней она служила основным доходом государству.

Корень марены начал изучаться химиками с 1823 года, и в нем был обнаружен целый ряд красителей. В 1868 году немецкие химики Гребе и Либерман установили, что главный краситель марены — ализарин — по своему химическому строению близок к антрацену. Разработав метод получения ализарина путем окисления антрацена, они уже в 1870 году смогли начать производство ализарина из каменноугольного дегтя. Нужда в этом продукте была такая, что он сразу начал производиться сотнями тонн. В 1900 году сбор натуральной марены падал. Если накануне выпуска синте

тического ализарина годовой сбор марены в мире составлял 500 тыс. т, из которых половина приходилась на Францию, то через 20 лет весь экспорт Авиньона исчислялся всего лишь 500 т! Одному путешественнику, который попросил показать ему плантации марены, авиньонцы ответили: «Она больше не растет, так как ее производят машины». Появление искусственного ализарина подкосило и производство кошенили в Латинской Америке: Гватемале, например, пришлось подыскивать иной источник государственных доходов.

М. БАЛАШОВА

Москва

РЕШЕНИЕ ШАХМАТНОЙ ЗАДАЧИ, опубликованной в № 11, 1979 г. 1. ФЬ4 с угрозой 2. Kd5x 1. Kp:d4 2. ФЬ8Х

1. ...C:d4 2. Фе1х

а б с d е f д h

шшшшшштваяшштт

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?