Техника - молодёжи 1981-02, страница 65

Техника - молодёжи 1981-02, страница 65

ГДЕ БИТЬСЯ

ПЛАМЕННОМУ

СЕРДЦУ?

Н 8-й отр. обложим

ИВАН ТОРОПЫГА, инженер

Известный советский планерист и пилот-испытатель И. Шелест как-то заметил, что самолет «легок и проворен только тогда, когда работает мотор. Без работающего мотора это тело значительно тяжелее воздуха и безудержно стремится к земле...».

Возможно, поэтому к «сердцу» летательного аппарата, мотору, издавна и предъявлялись требования не только разнообразные, но и порой противоречивые.

Наверное, в связи с этим моряк А. Можайский установил на сконструированном им первом в истории самолете (1) довольно тяжелые паровые машины в самом центре лодкообразного фюзеляжа. Любопытно: спустя полстолетия таким же приемом воспользовался американец Лоренс Белл. Он разместил двигатель истребителя «Аэрокобра» (2) за пилотской кабиной, а освободившееся место в носу предоставил скорострельной 37-мм пушке и пулеметам.

В центре фюзеляжа ставились двигатели и на первых реактивных машинах, таких, как Як-17 (25), созданный в конструкторском бюро А. С. Яковлева, чье 75-летие мы отмечаем в атом году, и на оригинальном французском самолете «Ледюк-021» (5). Его короткий и толстый корпус представлял собой летающий стенд для испытания новых авиадвигателей, а место пилота находилось перед воздухозаборником.

Впрочем, ненадежные и капризные на первых порах «движки» авиационники далеко не сразу решились втискивать в корпуса первенцев реактивной эры. Так, на немецком перехватчике Хе-162 «Фольксягер» (21) турбореактивный БМВ-003 с тягой 800 кг воздвигли на фюзеляже за пилотской кабиной (если взорвется, летчик, быть может, уцелеет). Хейнкель наверняка взял пример с самолета-снаряда Фи-103, более известного под названием «Фау-1» (18). Надо сказать, что после того, как сотни «фау» без особого успеха были посланы на Лондон и другие города Великобритании, в ведомстве Гиммлера родилась сумасбродная идея —

посадить на самолеты-снаряды пилотов из числа наиболее отъявленных нацистов. Создатель «фау» инженер Г. Физелер приказал оснастить ручным управлением несколько десятков этих снарядов, но реализацию вылетов «камикадзе по-европейски» сорвало наступление Красной Армии, завершившееся крахом «тысячелетнего рейха».

Иначе поступили специалисты американской компании «Нортроп»: на одном из своих первых реактивных истребителей, Ф-89 «Скорпион», они прикрепили два двигателя под фюзеляж (24). Кстати сказать, и в наши дни на многих самолетах моторы устанавливают на корпусе, только в кормовой его части, чтобы шум и вибрации не портили настроение пассажирам авиалайнеров. Так, в частности, скомпонованы советские самолеты Як-40, Ту-134, Ил-62 и Ту-154 (22).

Увлекшись машинами реактивного периода, мы изрядно забежали вперед и, кажется, забыли о том, что более полувека летательные аппараты оснащались только поршневыми моторами. Одни из конструкторов стояли за винты, врезающиеся в воздух и тянущие оа собой аэроплан, другие были сторонниками винтов толкающих. Надо сказать, что в 20—30-е годы прижился первый вариант расположения моторов. Поэтому в межвоенный период практически все истребители (12), бомбардировщики, а потом и пассажирские самолеты (9) выпускали только с моторами, находящимися впереди.

Только двигатели тех лет не всегда отличались надежностью, да и мощности им постоянно недоставало. Тогда конструкторы решили компенсировать нехватку качества количеством и «поселили» дополнительные моторы на крыльях. К примеру, на туполевском бомбардировщике ТБ-3, ставшем классическим по компоновке, четыре двигателя — по два на каждой плоскости — обеспечили исключительные для тех времен летные данные (3). А немец В. Мессершмитт, проектируя тяжелый транспортный самолет «Гигант» (7), рассчитанный на перевозку 150 вооруженных десантников, снабдил его шестью двигателями воздушного охлаждения.

Правда, с тех пор как в середине 30-х годов появились мощные, но малогабаритные авиамоторы, на бомбовозы стали ставить только по два мотора. Это относится к скоростным советским СБ, Пе-2, Ту-2, английскому «Де Хавиленду» (14), американскому «Бостону».

Привычка размещать моторы в крыльях сохранилась у конструкторов и в послевоенные годы. Например, у английского бомбовоза Ав-ро «Вулкан» четыре турбореактив-

ч

«« Строй тонких мачт, поддер-■ ■ живающих антенну одного из первых в стране передатчиков широкого вещания... Такой снимок наш журнал поместил полвека назад. С тех пор радиотелевизионная связь сумела выити в космос, охватила всю страну. А одним нз современных технических чудес стала столичная телевизионная башня в Останкине.

ных двигателя умещались в стыке фюзеляжа с обширным треугольным крылом (4), так же располагались двигатели и на советском бомбардировщике Ту-16, прототипе

• авиалайнера Ту-104 (26).

Позже, в 60-е годы, на некоторых машинах авиадвигатели подвешивали на пилонах под крылья (11, 13).

Кстати говоря, с появлением реактивных двигателей авиация словно вернулась в годы своего детства, когда среди летающей братии самыми популярными были всякого рода «этажерки» с толкающими винтами.

Однако самолеты с задним расположением двигателей не получили широкого распространения, хотя и строились в минувшие десятилетия. Среди них самыми оригинальными были немногочисленные экспериментальные машины — такие, как немецкая «Гота-9» (20) или американский штурмовик-разведчик ХВ-42 (19). Создатели последнего, стремясь дать пилотам хороший обзор и установить в носовой части дюжину пулеметов, заставили два 1750-сильных «аллисона» вращать соосно установленные в корме винты в разные стороны.

Иное дело, комбинация толкающего и тянущего двигателей.

63

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?