Техника - молодёжи 2004-10, страница 5

Техника - молодёжи 2004-10, страница 5

седников, прислушивался к репликам молодых специалистов. Не старался подавлять окружающих своим авторитетом. Без ревности, даже с радостью, задорно бросал активному участнику полемики: «А знаете, ваше предложение лучше, чем то, о чем я думал».

Именно поэтому самой надежной опорой Целикова стала молодежь, те самые вчерашние студенты, которые успели сегодня проявить свой конст-

4 Академик, основатель ВНИИМЕТ-МАШ Александр Иванович Целиков

Сотрудники ВНИ- ^ ИМЕТМАШа лауреаты Государственной премии за 1964 г.

рукторский талант и уже вместе с ним включились в напряженную работу по проектированию нового варианта первого послевоенного блюминга.

В объявленный день его запуска в грузинский город Рустави съехались металлурги со всей России. Пустили блюминг, и буквально с первых секунд всех поразили удивительные свойства машины. Доставленный из нагревательных колодцев шеститонный слиток раскаленного металла стремительно двигался по рольгангу, затем, попадая в могучие объятия валков, в конце пути превращался в заготовки. Сотни механизмов, и каждый работает в автоматическом цикле, а управляет ими один человек.

Прошло еще немного времени и на металлургических заводах страны появились спроектированные ВНИИ-МЕТМАШем самые производительные в мире многовалковые станы для прокатки тонкой стальной ленты, автомобильных листов, проволоки, тонкостенных труб.

— Теперь надо вторгаться в машиностроение, — настаивал Целиков.

Его называли фантазером, говорили — наши станы не скульпторы...

— Вот именно, скульпторы. И вы увидите, какие профили можно выкатывать на станах, самые элегантные, самые изящные!

Эксперимент состоялся на Московском заводе малолитражных автомобилей. Сюда привезли спроектированный молодыми конструкторами, небольшой трехвалковый стан. Встречали его по-разному. Одни переживали, волновались, другие смо

трели настороженно, с любопытством, третьи — с иронией: давайте мол, только что из этого выйдет!

Но вот конструктор дал команду нажать кнопку пуска. Приводные валки стремительно вращаясь, стали обжимать раскаленное тело заготовок, которые постепенно принимали форму и размеры будущего изделия. Еще минута — и стан выдал почти готовые автомобильные полуоси.

Специалисты подсчитали экономию. На каждой полуоси сберегался килограмм металла, который раньше уходил в стружку. В Коломне на таких станах стали прокатывать шпиндели шестерен, в Минске — тракторные полуоси, в Днепропетровске — оси для вагонных колес.

Прошло еще немного времени, и машиностроители получили станы, но уже новых конструкций. В Мариуполе на них стали прокатывать размольные шары, в Харькове - велосипедные втулки, в Челябинске и Коно-топе - шестерни.

Заинтересовались новинкой и в зарубежных странах. Во ВНИИМЕТ-МАШ пришло письмо из города Гло-устера (рядом с Лондоном). Руководитель английской фирмы писал: «Мы бы были вам очень признательны, если бы Вы изготовили для нас шаропрокатный стан, но только для прокатки размольных шаров».

Никаких сложностей эта задача не представляла. Молодые конструкторы довольно быстро внесли корректив в действующий проект и вскоре получили машину, которая, по сути, выполняла функцию двух станов. Она могла прокатывать и размольные шары, и шарики для подшипников. А для ее наладки и пуска Целиков направил в Англию бригаду специалистов во главе с автором проекта, доктором технических наук Васильчиковым.

А тем временем, выполняя заказ Франции, конструкторы ВНИИ-МЕТМАШа и труженики Ново-Кра-маторского машиностроительного завода занимались отправлением гигантского гидравлического пресса усилием 65 тыс. т. (Наш журнал рассказал об этом в №9 за 1977 г. - Ред.) Чтобы погрузить и доставить эту махину заказчику, требовалось на нескольких судах пересечь три моря — Азовское,

Черное и Средиземное, а затем еще предстояло железнодорожное путешествие к французскому городу Иссуару.

13 января 1977 г., в день пуска этого гиганта в Иссуар устремились жители даже самых отдаленных районов страны. Город напоминал огромное людское море. Всем хотелось увидеть, что за чудо сотворили русские. Французские средства массовой информации со всеми подробностями передавали конструктивные особенности российского пресса. Поражали французов размеры гиганта.

«Весит пресс 16 тысяч тонн, — сообщалось в журнале «Air & Cosmos», — это в два раза больше чем вес Эйфелевой башни». Другие журналисты сообщали, что объем цеха, где находится пресс, превосходит объем собора Парижской богоматери, что площадь его — почти два футбольных поля.

Когда наши специалисты запустили пресс, все увидели, как за каждые три минуты он стал штамповать самые крупные детали самолета, в том числе и половину его фюзеляжа. Наблюдая за этим, режиссер французского телевидения неожиданно спросил:

— А орехи колоть пресс может?

— Запросто, — ответил монтажник.

На столе пресса рассыпали грец-

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 1 0' 2 0 0 4

3

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?